Тень ИГ над Центральной Азией - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Тень ИГ над Центральной Азией

Ситуация в регионе благоприятствует распространению радикального ислама.

Переход на сторону «Исламского государства» высокопоставленного таджикского офицера, командира республиканского ОМОНа полковника Гулмурода Халимова (на фото) вновь привлек внимание к проблеме распространение радикального ислама в Центральной Азии. Между тем обстановка, складывающаяся в регионе в последнее время, делает его одним из наиболее благоприятных для распространения радикальных мусульманских движений на пространстве бывшего СССР.

Гулмурод Халимов – полковник МВД Таджикистана, командир отряда милиции особого назначения. Родился 14 мая 1975 года в Варзобском районе республики. С 1994 по 1996 г. служил в президентской гвардии. После этого перешел на службу в республиканский ОМОН. Проходил спецподготовку в российском и американском спецназе. Окончил Академию МВД Таджикистана (2000-2005 гг.). В 2008 – 2009 гг. – замкомандира республиканского ОМОНа по боевой подготовке. В 2013 г. получил звание полковника и был назначен командиром ОМОНа МВД Таджикистана.

В официальной биографии Г. Халимова, размещенной вместе с текстом видеообращения в интернете, сообщается, что он отвечал за организацию охраны первых лиц государства и был близок к семье президента Э. Рахмона.

Ситуация, сложившаяся вокруг Г. Халимова, с самого начала обрела черты детектива. В конце апреля таджикские СМИ сообщили о том, что командир республиканского ОМОНа исчез. Как сообщал веб-ресурс avesta.tj, Г. Халимов не появлялся на работе, и его местонахождение было никому не известно. Вскоре появились предположения, что он выехал в Турцию для того, чтобы присоединиться к отрядам «Исламского государства» на Ближнем Востоке, так как в последнее время часто упоминал о нем в разговорах. 1 июня ТАСС со ссылкой на «компетентные органы» сообщил, что бывший командир таджикского ОМОНа действительно находится в рядах сторонников «Исламского государства» в Сирии, куда он добрался транзитом через Турцию еще в конце апреля вместе с двумя ближайшими сторонниками. 27 мая в интернете появилось видеообращение Г. Халимова длительностью 12 минут и 20 секунд, где он подтвердил, что действительно присоединился к ИГ. Полковник говорил на русском языке, что сразу же наводит на мысль о том, что его слова адресованы отнюдь не только таджикам, а всем мусульманам, проживающим в республиках бывшего СССР. Ключевым моментом, способным пролить свет на эту историю, является вопрос о мотивах, заставивших Г. Халимова перейти на сторону ИГ. Несмотря на обвинения таджикских властей в том, что действовал он из корыстных побуждений, действия Г. Халимова явно мотивированы его религиозными взглядами. В обращении он утверждает, что хорошо знает историю и изучал ислам. Привлекательность ИГ для него связана, прежде всего, с тем, что на его территории действует шариат и нормы ислама, которые были установлены Кораном. В Таджикистане же эти правила, по его мнению, не действуют. Более того, «президент и министры» активно борются с растущей исламизацией общества и в, частности, запрещают носить хиджабы и читать на улице намаз. То есть современное таджикское государство, на его взгляд, фактически имеет антиисламский характер.

В видеозаписи присутствует обращение Г. Халимова к таджикским трудовым мигрантам — «братьям, работающим в России». «…Работая в России, вы стали рабами кафиров, а должны были стать рабами Аллаха…, — утверждает он. — Чем вы там занимаетесь?… Работаете на кафиров… Вы для них чурки, больше никто. Скажете, что не так? Они должны вам джизью платить, а не наоборот…». (Джизья – подушная подать с иноверцев в мусульманских государствах, рассматривавшаяся правоведами как выкуп за сохранение жизни при завоевании). Причины же сложившейся ситуации Г. Халимов видит в том, что его соотечественники «…отошли от ислама… и стали рабами кафиров». Чтобы вернуться к исламу, следует делать хиджру (араб. – «переселение») и джихад.

Вместо работы в России на «неверных» Г. Халимов предлагает таджикам присоединиться к «Исламскому государству» с тем, чтобы стать на путь джихада.

Во второй части обращения Г. Халимов на таджикском языке повторяет призыв ко всем таджикам «совершать хиджру и джихад», присоединившись к «Исламскому государству», где, по свидетельству бывшего омоновца, есть «братья из Кавказа, Индонезии, Америки, Европы и России». Причем из России в ИГ, по его словам, переезжают «целыми семьями». Конечной целью этой «хиджры» является построение халифата, который должен дойти до Таджикистана и вернуть себе «свои земли».

Инцидент с Г. Халимовым породил много вопросов, которых пока гораздо больше, чем ответов. Какие последствия будет иметь тот информационный фон, который сложился вокруг перехода на сторону ИГ высокопоставленного офицера таджикского спецназа? Что, если Г. Халимов среди таджикских, да и других среднеазиатских военных не один такой? Если начальник подразделения, обеспечивавшего безопасность президента, перешел на сторону ИГ, то же самое могут сделать и его подчиненные, для которых командир, по логике, должен обладать авторитетом. И не приведут ли эти процессы к тому, что в ходе более-менее серьезного конфликта местные военные начнут массово переходить на сторону ИГ?

Причины привлекательности «Исламского государства» в глазах определенного числа жителей бывшего СССР является неудовлетворенность положением дел у себя на родине или в России, где они вынуждены работать. В ИГ же они видят возможность построить действительно справедливое общество, основанное на нормах шариата. «Главная причина, по которой люди присоединяются к ИГ, на мой взгляд, заключается в том, что они разочарованы в происходящем у себя на родине, — заявил в интервью русской службе BBC руководитель проекта Международной кризисной группы в Центральной Азии Дейрдре Тайнан. — Для политических или общественных идей в Центральной Азии нет сколь-нибудь значительного выхода, а «Исламское государство» представляется куда более привлекательным и праведным вариантом». Добавим, что внутренняя демократия и эгалитаризм, практикуемые в отношении членов «своей» мусульманской общины, выглядят выгодной альтернативой общественному устройству государств СНГ, где о социальной справедливости давно уже все позабыли.

То, что переход Г. Халимова на сторону «Исламского государства» – отнюдь не рядовое событие, подтверждается и комментариями со стороны США. По информации госдепартамента с 2003 по 20014 гг. он прошел пять этапов обучения по борьбе с террористическими группами как в самом Таджикистане, так и в Штатах. Причем инициатива его обучения исходила от таджикских властей. По словам самого Г. Халимова в США он был три раза. Бывший офицер американских спецслужб Майкл Брин в интервью CNN, которое цитирует таджикская служба «Радио «Свобода», назвал переход столь высокопоставленного офицера таджикских силовых структур на сторону ИГ неприемлемым, поскольку «Халимов прекрасно осведомлен, каким образом разрабатываются антитеррористические операции». По мнению же работающего в Центре безопасности США Пола Шарре Г. Халимов будет не только обучать боевиков ИГ новой тактике борьбы, но и привлекать в ряды организации новых членов.

Впрочем, с точки зрения интересов США ситуация с Г. Халимовым выглядит отнюдь не однозначной. Американцы явно ведут на Ближнем Востоке двойную игру, с одной стороны заявляя о необходимости борьбы с ИГ, а с другой негласно поддерживая его деньгами и оружием.

Об этом, в частности, свидетельствуют опубликованные в интернете фотографии, на которых американский сенатор-республиканец Джон Маккейн запечатлен с лидерами «Исламского государства». Фактически ИГ действует в интересах Вашингтона, сражаясь с двумя его главными врагами в этом регионе – шиитским Ираном и алавитской Сирией. В рамки американских интересов полностью укладываются и военно-политические проблемы, которые ИГ способно создать на южной периферии СНГ. При этом никаких действий против Саудовской Аравии – главного союзника американцев, оно не предпринимает. Примечательно, что на сторону ИГ перешел офицер, которого активно готовили именно американцы. Даже если для них это создаст определенные проблемы, усиление ИГ играет на руку США.

У России же деятельность «Исламского государства» к югу от ее границ вызывает растущую тревогу. В декабре прошлого года глава российского МИДа С. Лавров в интервью «Коммерсанту» отметил, что эмиссары ИГ появляются уже в Афганистане, что создает угрозы республикам Центральной Азии и России. Генеральный штаб ВС РФ оценивает численность его вооруженных отрядов в 70 тыс. боевиков различных национальностей. Сколько из них составляют выходцы из бывшего СССР, точно не известно. Максимальная цифра, которая фигурирует в СМИ – до 4 тыс. человек. В январе этого года один из воюющих на стороне ИГ таджикских боевиков Нусрат Назаров, известный под именем Абу Холид Кулоби, заявил, что в настоящее время в Сирии воюют около 2 тысяч таджиков. Не исключено, что эти цифры близки к реальности. 5 июня глава МВД Таджикистана Рамазон Рахимзода заявил, что установлены личности 412 граждан республики, воющих на стороны ИГ. 71 из них уже погибли в боях. Но степень осведомленности МВД не ясна, да и в признании популярности ИГ среди населения республики таджикские власти не заинтересованы.

Сама по себе численность выходцев из бывшего СССР, воюющих на стороне «Исламского государства», пока слишком мала, чтобы создать военно-политические проблемы для республик Центральной Азии. Скрытая угроза, которую несет в себе ИГ, заключается в другом. Постепенное, а со временем – все более широкое распространение его идей может привести к тому, что число сторонников «Исламского государства» будет расти, и несколько тысяч его вооруженных приверженцев получат социальную базу для того, что сформировать исламскую оппозицию светским режимам Центральной Азии. Сразу же начинать вооруженную борьбу с ними ИГ вовсе не обязательно. Достаточно заполучить большое количество приверженцев, особенно в органах власти и силовых структурах, после чего власть при определенных обстоятельствах может сама упасть им в руки. «Глубинное» государство, созданное параллельно «официальному», в один прекрасный момент может его заменить.

Время для обращения к таджикским мигрантам в России Г. Халимовым выбрано как нельзя более удачно. Из-за сочетания целого ряда неблагоприятных факторов они переживают сейчас не лучшие времена. С 1-го января вступили в силу изменения в миграционное законодательство, обязывающие мигрантов из государств СНГ, не входящих в состав ЕАЭС, приобретать патент, для чего необходимо сдавать экзамены по русскому языку, истории и законодательству РФ. Кроме того, из-за резкого падения курса рубля в конце прошлого года количество трудовых мигрантов и их доходы в РФ заметно сократились. Причем если общее количество жителей стран Центральной Азии, работающих в России, по сравнению с прошлым годом сократилось на 15%, то объем денежных переводов в Таджикистан за четыре месяца этого года упал сразу на треть.

При этом в России до сих пор работают около 1 млн. таджикистанцев. Их материальное положение в результате последних событий заметно ухудшилось, что создает благоприятную социальную почву для роста радикальных настроений.

Судя по развитию ситуации вокруг «Исламского государства», в ближайшее время оно обещает стать одной из главных угроз как внешней, так и внутренней безопасности России и азиатских республик бывшего СССР на южном направлении. И случай с переходом на сторону этой организации высокопоставленного сотрудника таджикских силовых структур, возможно, является далеко не последним.

 

Александр Шустов

Источник: stoletie.ru

 
Статья прочитана 7 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля