Почему в Норвегии самый высокий уровень жизни? - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Почему в Норвегии самый высокий уровень жизни?

В последнее время наши власти начинают проявлять интерес к жизни граждан страны. Президент делает заявления о том, что “ключевым вопросом государственной политики является существенное повышение качества жизни граждан России”. Выдвигаются различные национальные проекты, призванные с помощью государственного вмешательства улучшить решение социально-экономических проблем и являющиеся механизмом достижения этой цели. 

Качество жизни непосредственно связано, в том числе, и с уровнем человеческого потенциала, развитие которого является определяющим для прогресса экономики, призванной обеспечить решение поставленных задач. Ярким примером тому может служить Норвегия.

Как известно, эффективность действия любых сложных систем в первую очередь обуславливается грамотным управлением. На эффективность экономических систем это распространяется прежде всего. Форма собственности, в данном случае, имеет второстепенное значение.

Это широко подтверждается опытом управления госсобственностью в капиталистических странах. Скажем, в Норвегии и до нефтяной эры с начала ХХ века при большой доле в народном хозяйстве госсобственности развивалось государственное управление экономикой. В интересах всего общества работает, например, нефтегазовый комплекс, основу которого составляет компания «Статойл» со 100 % государственным участием. После Второй мировой войны государство выкупило 51 % акций известной многопрофильной компании «Норск Гидро». Норвежские компании на свои доходы от нефти и газа создали мощную нефтехимическую промышленность. Чистая прибыль, помимо вложений в развитие нефтегазового комплекса, техническому уровню которого мы можем только позавидовать, составляет 18 % дохода бюджета, удовлетворяя потребности развития, как социальной сферы, так и экономики Норвегии.

Высокие цены на нефть позволили создать специальный нефтяной фонд для будущих поколений, в который, при экспорте 160 млн. тон, в последние годы передается по 20 млрд. долларов в год.

В результате этого Норвегия, по данным ООН, вышла на первое место в мире по определяющему качество жизни и жизненный уровень индексу человеческого развития, зависящего от продолжительности жизни, образованности и материального уровня жизни.

По сравнению с Россией Норвегия обделена природными ресурсами: скалы, фьорды, селедка, да и та — в море. Тем не менее, после открытия под морским дном в Северном море месторождений нефти и газа за счет государственной собственности на природные ресурсы и рационального управлению экономикой она обогнала по качеству жизни ведущие капиталистические страны и США.

Еще в 1963 году Норвежский парламент принял закон, по которому «право на естественные подводные ресурсы принадлежат государству». Это утвердило государственный суверенитет на все природные ресурсы, которые могут быть обнаружены на континентальном шельфе страны. На нём было введено государственное управление и контроль над всеми видами деятельности, а также созданы условия для развития новых отраслей промышленности на основе нефти, кооперации с норвежской промышленностью. Государственное участие было реализовано на всех уровнях координации норвежской промышленности.

Введение специального налога на нефтяную деятельность позволило осуществить перераспределение сверхприбыли в одной отдельно взятой отрасли национальной промышленности.

Когда цены на нефть резко увеличились, старая налоговая система не могла справиться со своей основной задачей национализации экономической ренты. Это привело к изменению системы налогообложения с двухуровневой (лицензионные выплаты плюс подоходный налог на компании) до трехуровневой (лицензионные выплаты плюс подоходный налог на компании плюс специальный нефтяной налог на прибыль). Даже по отношению к транснациональным нефтяным компаниям Норвегия стремится сохранить за собой примерно 78 % нефтяной прибыли.

Несмотря на международное давление, Норвегия остается верной своей основной стратегии государственного контроля над добычей нефти и газа и защиты национального суверенитета в деле определения развития нефтяной промышленности, поскольку она рассматривается в качестве важнейшего пути получения государственных доходов. Бездефицитный государственный бюджет Норвегии на сегодняшний день достигается благодаря значительным доходам от нефтегазового комплекса за счет налогов и реализации нефти и газа, принадлежащих государству, что дает возможность стране не только форсировать различные социальные программы или создавать новые отрасли производства, но и осуществлять активные зарубежные инвестиции.

Примером могут служить также крупномасштабные инвестиции в здравоохранение, строительство дорог, увеличение расходов на образование и принятие программ экономической помощи для обеспечения небольших регионов северной и центральной частей страны услугами, сравнимыми по объему и качеству с теми, которые получают жители более плотно заселенных регионов. Дотации направляются в сельскохозяйственный сектор, лесную и рыболовную промышленности, которые пользуются также низкими процентными ставками при обеспечении кредитов государственного банка. Кредиты и прямые инвестиции направляются также на модернизацию технологической базы промышленности, на создание «технологий будущего», таких, как телекоммуникации и спутниковая связь.

Создание наукоемких отраслей в Норвегии не было бы возможным без широких дотаций. Норвежская телефонная компания «Теленор» (до 1999 года была полностью государственным предприятием), созданная на деньги правительства, относится сегодня к самым технически высокоразвитым европейским компаниям. Период высоких цен на нефть способствовал созданию в Норвегии нефтехимической промышленности и постройки сети терминалов по переработке нефти и природного газа. Нефтяные доходы способствуют поддержанию и энергоемких отраслей промышленности, прежде всего химической. Нефтяная промышленность дала, в свою очередь, толчок к развитию промышленного производства смежных отраслей экономики, служащих либо поставщиками (судостроение), либо потребителями продукции сектора (нефтехимия). Доходы инвестировались как в дальнейшее развитие отрасли и вспомогательного сектора, так и перераспределялись через государственный бюджет в другие сферы национальной экономики, дотации сельскому хозяйству и социальный сектор.

Политика «норвегизации» внутреннего рынка, проводимого всеми норвежскими правительствами вне зависимости от их политических взглядов, способствует росту потребления внутренних товаров и услуг в качестве вспомогательных средств нефтяной промышленности. Нефтегазовый комплекс дал возможность развития социального сектора. В первую очередь за счет перераспределения дохода между компаниями и государством, которое осуществляется при помощи налоговой системы в пользу социального сектора.

Благодаря прогрессивному налогообложению доходов и неизменной политике поддержки различных социальных программ, население Норвегии реально пользуется всеми социальными благами. С середины 70 х гг. и по сегодняшний день заработная плата персонала, занятого на производстве, является одной из самых больших в Европе, в то время как заработная плата управленческого персонала ненамного превышает ее и считается одной из самых низких в Европе, при этом норвежские служащие на фоне жителей других стран являются самыми продуктивными работниками в мире.

Структура расходов на личное потребление представляется также практически равной у различных слоев населения страны. Интересно отметить отсутствие заметного употребления предметов роскоши. К этому стоит добавить, что Норвегия и Швеция признаны ещё и самыми безопасными странами в Европе. Социальные условия жизни в Норвегии впечатляют еще более, чем ее достижения в нефтегазовой сфере. Например, условия труда и быта на нефтяных платформах.

Норвежский опыт замечателен тем, что начисто опровергает главный миф наших «реформ» о неэффективности государственного управления экономикой и государственной собственности в ведущих отраслях народного хозяйства.

В нашей печати, в том числе и оппозиционной, мало внимания уделяется вопросу управления зарубежными странами своей госсобственностью, а её там немало. Норвегии в этом плане повезло, — о норвежском опыте можно прочесть в книге С. В. Рогинского «Черное золото страны викингов. Нефтегазовый комплекс Норвегии 1962 2000», изданной при поддержке компании «Норск Гидро» «Компанией Спутник+» в 2001 г. Что примечательно, эта интересная и весьма полезная книга подготовлена не в институте экономики, а в институте истории РАН. По идее, эта книга должна стать настольным пособием для всех интересующихся экономикой, особенно для законодателей, управленцев и экономистов.

Хочется ещё раз подчеркнуть, — опыт Норвегии подтверждает очевидную, но недоступную нашим «реформаторам» истину — эффективность использования собственности зависит от управления, а не от формы собственности. Государственная собственность при надлежащем управлении для общества более оптимальна, хотя бы потому, что доход от собственности идет не на удовлетворение личных потребностей и прихотей владельца, а используется в интересах всего общества. В Норвегии парламент осуществляет контроль за правительством и выбирает в интересах народа наиболее эффективную схему организации дел в экономике и в стране в целом.

За счет этого Норвегия достигла впечатляющих успехов. Россия же, отказавшись от государственного управления экономикой и государственной собственности на ключевые отрасли народного хозяйства, из высокоразвитых стран за короткий отрезок времени попала в отсталые. Большинство нашего населения имеет сегодня удручающе нищенский уровень жизни.

Норвегия, за счет национализации природных ресурсов и правильного использования госсобственности в интересах всего народа, а не кучки воров и мошенников, как в России, обогнала по качеству жизни Швецию, Канаду, ФРГ, США и другие страны. Её опыт разбивает вдребезги не только парадигму систему основных идей, но и всю философию навязанных России экономических «реформ», основанных на устаревшем мифе об «эффективном собственнике», который якобы должен улучшить управление в экономике и повысить ее эффективность.

На самом деле в ХХ веке произошло разделение собственности и управления, и вместо «эффективного собственника» крупными предприятиями управляет наемный персонал. Даже под боком у направляющих наши «реформы» Соединенных Штатов в Мексике процветает государственная нефтяная компания «Пемекс», выручка которой только за счет экспорта нефти в США с января по сентябрь 2003 г. составила более 9 млрд. долларов. В основных нефтедобывающих странах доля прибыли, которая идет государству, составляет от 60 до 90 процентов.

А теперь посмотрим, как работает и распределяет доход нефтегазовый комплекс России.

  Которая к стыду своему, в приступе умопомешательства отдала курицу, несущую золотые яйца, — наш нефтегазовый комплекс, — кучке воров и мошенников, называемых у нас олигархами. Что из этого получилось анализирует в своей книге «О бочках меда и ложках дегтя» бывший первый заместитель председателя Счетной палаты Ю. Болдырев:

«Просуммируем доход в федеральный бюджет:

а) от госпакетов акций предприятий, включая такие гиганты, как РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России», «ЛУКОЙЛ», «Аэрофлот — международные авиалинии» и другие;
б) от сдачи в аренду (в том числе коммерческим организациям) всей федеральной недвижимости; в) от широко разрекламированных соглашений о разделе продукции в сфере добычи наших природных ресурсов.

В результате выясняется, что весь суммарный доход государства от всей этой колоссальной собственности в совокупности примерно равен поступлениям в наш федеральный бюджет лишь от одного совместного российско-вьетнамского предприятия «Вьетсовпетро». В чем же тогда причина такого несоответствия масштабов деятельности этих предприятий и получаемых государством доходов? Причина банальна. Просто, подписанный еще в советские времена договор между СССР и Вьетнамом, а также позиция вьетнамской стороны таковы, что они не позволяют нашим правительственным старателям на благо реформ ни скрыть и спрятать где нибудь в оффшорах российскую часть прибыли, ни под предлогом «неэффективности» госуправления собственностью приватизировать российскую долю этого совместного предприятия. И всего то».

Примером использования нефтяных ресурсов в национальных интересах для нас может служить даже в недавнем прошлом отсталая полуфеодальная Саудовская Аравия, которая перешла в разряд динамично развивающихся стран за счёт государственного регулирования экономики и пятилетних планов. Развиваются преимущественно те отрасли, которые сокращают номенклатуру импорта и ослабляют нефтедобывающую специализацию королевства. В результате общий объём промышленного экспорта за период с 1984 по 1998 гг. возрос более чем в 20 раз, превысив 6 млрд. долларов. Плановая система ведения хозяйства по стратегическим параметрам развития оправдала себя и в той или иной мере используется всеми странами.

Можно привести ещё немало примеров успешной работы предприятий госсобственности и целых отраслей промышленности за рубежом. Отмечу лишь успешное функционирование госсобственности в Белоруссии, несмотря на козни российской элиты и ее попыток подрыва экономикиэтой страны, которая без газа, нефти, алмазов и других богатств по основным экономическим показателям даже превосходит Россию. Белоруссия — единственная из стран СНГ, достигшая в 2001 г. уровня ВВП советского «дореформенного» уровня и сравнявшая минимальный размер оплаты труда с прожиточным минимумом, а в 2003 году вошедшая в группу стран с «высоким уровнем человеческого развития».

Наш президент утверждает, что везде в мире частный собственник всегда более эффективен, чем государство. На самом деле эффективность работы крупной госсобственности в наиболее сложной научно-технической области — атомной энергетике или в сырьевых областях, при относительно простом технологическом цикле и наличии надлежащего управления, для общества несоизмеримо эффективнее частной собственности.

В результате гибельных «реформ» мы имеем не повышение жизненного уровня, рост и прогресс в народном хозяйстве, а катастрофическое падение жизненного уровня и снижение производства. Как в технически сложных, так и в простых отраслях. Сам президент это признает, констатируя, что в результате «реформ» экономика России наполовину разрушена, а жизненный уровень большинства ее народа стал ниже 1989 года. Россия превратилась в нищую страну, зарплату и пенсии выплачивающую с помощью иностранных кредитов, а свое богатство и деньги отдавшую мошенникам и прохиндеям, плодя за народные деньги ворократов, как их называют за рубежом.

В итоге, по данным ООН за 2002 год, когда Норвегия вышла на первое место, Россия, занимавшая в 1992 г. 30 е место в мире, при всех ее богатствах: нефти, газе, золоте, алмазах и пр., по качеству жизни опустилась на 30 позиций и находилась на шестидесятом от начала. В настоящее время Россия опустилась еще на пять мест, а по доходам на душу населения (по данным Всемирного банка) на 97 место.

Теперь России, при благоприятных условиях, потребуется много лет, чтобы достичь в экономике уровень 1990 года. Наши «реформаторы» забыли, что экономика нужна стране не для обогащения кучки жуликов, а для удовлетворения потребностей народа, улучшения качества его жизни.

Экономические реформы в России, заменившие государственную собственность на частную, а точнее криминальная капиталистическая революция, произошедшая в стране, противоречат логике исторического развития России и практике деятельности развитых стран в области экономики.

Замена общественной собственности на средства производства на частную собственность якобы должна была преодолеть застой в экономике и дать толчок развитию производительных сил. На самом деле, как свидетельствует опыт СССР, все обстоит наоборот: госсобственность и социализм, как экономическая система, при надлежащем управлении, доказали свою исключительно высокую экономическую эффективность. Норвегия и успех реформ в Китае также подтверждают очевидную зависимость эффективности экономики исключительно от управления, а не от формы собственности.

Возникает вопрос: почему нищая Россия отдала за бесценок самый прибыльный в народном хозяйстве нефтяной комплекс? К сожалению, следует признать, что многие российские ученые недальновидно поддержали наши «реформы» и принятую под руководством американских наставников парадигму, основанную на устаревшем мифе об эффективном собственнике. При поддержке части научной общественности были заложены основные идеи для теперешнего существования России, как сырьевого придатка стран Запада и мирового заповедника антисоциальных действий и учений, управляемого без обратной связи и ответственности за принятие решений.

Теперь мы пожинаем плоды от этих решений. За время наших «реформ», которые таковыми не являются ни по определению, ни по результату, Россия была отброшена по экономическому развитию и уровню жизни далеко назад. Некоторые наши экономисты пытаются объяснить это влиянием природно-географических условий. Даже появилась книга «Почему Россия не Америка», где гипертрофировалось значение природного фактора, как материальной основы для развития общества.

Однако на поверку оказывается, что по качеству и условиям жизни ведущими являются страны не с благоприятным климатом, который, несомненно, тоже имеет значение, а страны с эффективной организацией и управлением обществом и экономикой. И даже не ресурсы определяют успех, хотя и создают материальные условия для роста экономики. Говорят еще о масштабном факторе в развитии. Норвегия значительно меньше России, но существует еще гигантский Китай, по темпам развития опережающий многие капиталистические страны, хотя он не достиг темпов развития СССР при Сталине.

Не только рента, как предлагают некоторые экономисты, которая есть лишь минимальный первый шаг, а полное возвращение мошеннически захваченной собственности позволит решить экономические и политические проблемы России. В том числе и проблемы ЖКХ. И, в первую очередь, возврат базовых отраслей промышленности, включая топливно-энергетический комплекс, что позволит вернуть в бюджет государства так необходимые народу средства.

Леопольд Старчик

Источник: specnaz.ru

 
Статья прочитана 7 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля