Новая волна - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Новая волна

К чему приведет возвращение ополченцев в вооруженные силы республик Донбасса.

За последние дни на линии разграничения в Донбассе произошло снижение интенсивности боевых действий — стороны очевидным образом перешли к позиционному противостоянию, которое преследует только одну цель: выстроить удобную конфигурацию фронта в зависимости от поставленных задач, используя особенности местной агломерации. Есть довольно много косвенных причин полагать, что Киев пока решил придержать крупномасштабное военное наступление. Резко сократилось количество обстрелов крупных городов. Это не значит, что боевые столкновения прекратились вовсе, — но важно, что огонь артиллерии вооруженных сил Украины переместился непосредственно на позиции ополчения. Это означает, что проблемные участки фронта сохранились, но при этом командование самопровозглашенных республик может заново запустить процесс реформирования своих вооруженных сил (ВСН). Любопытно, что почти сразу появились данные о возвращении в Донецкую и Луганскую республики целой плеяды бойцов «старого призыва», ранее отказавшихся работать с руководством ЛДНР по внутриполитическим соображениям. «Лента.ру» задумалась, к каким изменениям на фронте это может привести.  Ротация

Резкая эскалация боевых действий, которая была зафиксирована еще в начале августа, не позволила командованию ополчения завершить ряд процессов по реформированию собственных вооруженных сил, — для отражения атак противника вооруженным силам самопровозглашенных республик пришлось стянуть немалую часть резервов. В итоге затеянная еще ранней весной так называемая «бригадизация» так и не была завершена. Ее суть сводилась к тому, чтобы переформировать местные отряды в бригады единого формата, переназначив в процессе командиров. Мотивация у этой задачи была не всегда позитивной. Например, военному командованию необходимо было заканчивать с «вольницей», поскольку с чисто военной точки зрения отсутствие централизации — первый шаг в пропасть на фоне постоянно укрепляющейся и увеличивающейся за счет мобилизаций группировки вооруженных сил Украины (ВСУ). Немало внутренних проблем добавляли и неконтролируемые группировки, бойцы которых имели криминальные корни (о последствиях работы одной из таких «Лента.ру» подробно писала здесь).

Все эти разрозненные формирования надо было взять под единое командование, а главное — выстроить вертикальную схему управления, фактически переобучив бойцов и создав стандарты для молодых вооруженных сил. Задача эта — не из простых, особенно с осложнениями в виде чисто человеческих бытовых конфликтов, которые сопровождают становление ВСН. И если с откровенно бандитскими отрядами разобрались довольно быстро (особенно в Луганске), существование «идейных» подразделений с известными командирами представляет куда большие сложности. Многих пришлось долго уговаривать принять предложенные новации, поскольку централизация командования означала для бойцов потерю самостоятельности в принятии решений не только военных, но и политических. Но подавляющее большинство полевых командиров сумели перешагнуть через собственные политические амбиции и к настоящему времени влились в регулярные части самопровозглашенных республик на правах отдельных бригад.


 Секретарь Совета безопасности ДНР Александр Ходаковский Фото: Максим Змеев / Reuters 

Понятно, что такой сложный процесс не мог пройти гладко — основные сложности возникли именно на тех направлениях, где ряд руководителей стали политическими фигурами республиканского уровня и потому представлялись архитекторам процесса опасными в долгосрочной политической перспективе. Соответственно, в своеобразной опале тут же оказались местные командиры, которые не захотели быть включенными в систему либо имели свои собственные источники финансирования и политическую ориентацию.

Например, известно, что заложником этих центробежных процессов стал бывший секретарь Совета безопасности ДНР Александр Ходаковский, который возглавлял батальон (а теперь бригаду) «Восток». Внешне он не выказывал никакого неподчинения, однако сохранял и сохраняет умеренную военную независимость, а кроме того, никак не интегрирован в современную жизнь Донецкой и Луганской республик. У Ходаковского собственное мнение о многих политических процессах, и он его периодически высказывал, чем вызвал недовольство определенных лиц. Кроме того, бывшего командира батальона «Восток» связывают с крупным бизнесом, который действовал на этой территории еще до начала войны. «Порочащие» его связи стали причиной прямого давления и довольно сложных интриг в руководстве Донецкой республики, в результате чего Ходаковский был вынужден уехать в Крым — правда, при этом не потеряв своего влияния.

Возвращение

Однако подавляющее большинство боевых командиров стараются держаться в стороне от политического мейнстрима. Они спокойно восприняли «бригадизацию», были чрезвычайно эффективно встроены в новую систему и делают свое дело в ежедневном режиме. Они сознательно не попадаются на глаза архитекторам изменений, сохраняя ровные отношения с политической верхушкой. Беда в том, что их немного, а система выстроена так, что новые яркие личности в ней уже вряд ли появятся. При этом само существование полевых командиров, которые воспринимаются общественным мнением как политические фигуры, психологически очень некомфортно для авторов армейских реформ в ЛДНР, поэтому малейшая попытка влиять на политику, вероятнее всего, будет пресекаться без оглядки на последствия. Несколько громких убийств, случившихся за нынешнее лето в обеих республиках, — самое наглядное свидетельство этой бескомпромиссной позиции. Конечно, можно списать их на работу украинских диверсионных групп, но представляется, что ситуация несколько сложнее.


 Бойцы 1-й Славянской бригады ополчения Донецкой народной республики. Август 2015 года Фото: Геннадий Дубовой / РИА Новости

Самое главное — за время снижения боевой активности обозначился большой дефицит местных военных кадров. Перемирие и сдвиг линии фронта серьезно изменили структуру новой армии ополчения. Случился сезонный отток добровольцев, многие местные жители вернулись к гражданской работе сезонного характера — в частности, сельское население. Заработали шахты, добыча угля даже увеличилась по сравнению с прошлым годом. Конечно, мобилизация в критические моменты собирает под свои знамена бойцов, но надо сказать, что армия сократилась вполне естественным путем. А уж во время обострения последних двух недель нехватка опытного командного состава стала совсем очевидна. Как результат — приоткрылся «политический занавес», и в Донбасс стали возвращаться персоналии, которые в относительно спокойное время оказались за бортом местной политики, уехав в результате конфликтов или давления. Среди принявших решение вернуться есть и знаковые фигуры, связанные с боевыми офицерами ополчения времен Игоря Стрелкова.

Все эти события оказывают косвенное влияние на фронтовую структуру, где ополчению предстоит восполнить пробелы в тактическом взаимодействии по ходу наступательных операций и прекратить манипуляции резервами вдоль фронта в попытках сформировать так называемую мобильную оборону. Дело в том, что ВСУ продолжают активное физическое наращивание сил на линии соприкосновения, а за прошедшую неделю появилась информация о попытках ряда групп выдвинуться на линии соприкосновения в сторону позиций ВСН — в частности, по словам заместителя командующего корпусом Министерства обороны Донецкой народной республики Эдуарда Басурина, разведка ВСН выявила на северной окраине Песок (северо-западнее Донецка — прим. «Ленты.ру») танковый взвод, группы снайперов и запрещенных минскими соглашениями реактивных систем залпового огня БМ-21 «Град» (калибр 122 миллиметра).

Подобное давление, частично психологическое, частично носящее разведывательный характер, осуществляется по всей длине фронта — ситуация может выйти из-под контроля в любой момент, но относительное затишье последних дней позволяет взглянуть на боевые действия с долей оптимизма. По всей видимости, временный отказ от полномасштабного наступления продиктован сразу несколькими факторами. Один из важных: планы наступления были «засвечены» настолько ярко, что даже до Киева дошло понимание его теоретических последствий — как военных, так и политических. Другая причина — переговоры в «ограниченном нормандском формате» (Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко), состоявшиеся 24 августа в Берлине.


 Позиции 1-й Славянской бригады ополчения ДНР у линии соприкосновения с украинскими силовиками в районе сел Белая Каменка и Новая Ласпа. Август 2015 года Фото: Геннадий Дубовой / РИА Новости

«Лента.ру» уже писала, что в настоящий момент только давление европейских участников урегулирования удерживает вооруженные силы Украины от фронтального наступления на позиции ополчения с непредсказуемыми последствиями. По всей видимости, Старый Свет нашел болевые точки Киева — правда, если они связаны исключительно с реструктуризацией украинского долга, затишье продлится недолго: буквально до конца месяца. Если за это время стороны не сумеют договориться об условиях проведения местных выборов, уже в октябре начнется эскалация боевых действий, поскольку Донецк намерен провести голосование 18 октября, Луганск — 1 ноября, а Киев запланировал волеизъявление на 25 октября. Поскольку сроки вряд ли будут изменены, размежевание продолжится с новой силой.

 

Алексей Санин, Михаил Пак

Источник: lenta.ru

 
Статья прочитана 6 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля