НАТО: неуверенный переход от востока к югу? - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

НАТО: неуверенный переход от востока к югу?

Согласно последнему опросу общественного мнения, большая часть чехов видит наибольшую угрозу национальной безопасности скорее в организации «Исламское государство», чем в России. Однако подобные опасения вызывают не только переселенцы, напору которых противостоит Европа в связи с крайней нестабильностью на Ближнем Востоке, и террористические угрозы.

Восприятие России как угрозы было подавлено, в том числе благодаря Североатлантическому альянсу. Для спокойствия союзников в Центральной и Восточной Европе альянс предпринял ряд мер, чтобы отпугнуть Россию и заставить ее прекратить запугивать самой. Так, например, в Чешской Республике такой мерой стал проезд американского конвоя в апреле 2015 года. При этом менее чем через год в Варшаве состоится саммит НАТО, и альянсу предстоит принять принципиальное решение: нынешние временные меры нужно превратить в постоянные средства отпугивания, а также найти роль этой организации в решении общественного кризиса и проблем в области безопасности, которые сотрясают его южных соседей.

Переоценка миссии альянса: что нужно изменить

Сегодня НАТО занимается рядом вопросов, о которых в организации говорили еще до кризиса на Украине: нужно определиться, будет ли альянс, и если да, то как проводить кризисные операции за своими пределами. Более того, сегодня эти вопросы связываются с необходимостью отпугнуть оживающую Россию, которая, похоже, мечтает о восстановлении прежних порядков.

Это деликатный процесс балансирования, когда напряженность вызывает прежде всего различное восприятие угроз союзниками внутри альянса, постоянное недовольство недостаточными расходами на оборону, а также сам характер будущих миссий НАТО. И хотя кризис на Украине укрепил союзников в мысли о нужности коллективной обороны и обеспечения безопасности территории, он в то же время отодвинул на второй план кризисное руководство, а в определенной степени и сильное прежде партнерство (вместе с вопросом расширения), которое сегодня является главным предназначением НАТО.

И ко всему этому к НАТО, ощущая угрозу, обращается население стран юга и востока, которое призывает урегулировать ситуацию. Угрозы вблизи НАТО не похожи друг на друга, и с ними нельзя справиться одинаковым (военным) образом. Однако все они представляют угрозу для ценностей, объединяющих альянс, и поэтому требуют сдержанной, но при этом последовательной реакции. Этот ответ как раз и будет планом будущей активности НАТО.

От успокоения к устрашению, но не без сомнений

События на Украине сделали коллективную оборону и территориальную безопасность основной сферой перемен, происходящих в НАТО с саммита в Уэльсе в сентябре 2014 года. Саммит в Варшаве на тему «Инициативы стратегической адаптации» призван гарантировать постоянное присутствие воинских подразделений и техники на восточных границах альянса в рамках долгосрочных операционных планов НАТО. Кроме того, будет осуществлено очередное пополнение сил очень быстрого реагирования (VJTF) до 5 тысяч военнослужащих, способных прийти в боеготовность в течение 48 часов. Также будут подготовлены политические условия для использования этих подразделений до 48 часов.

Ключевыми моментами повестки «от успокоения к устрашению» саммита в Варшаве является расширение сил быстрого реагирования НАТО (NRF) до 40 тысяч военнослужащих, способных обеспечить боеготовность в течение двух недель, расширение Многонациональных подразделений — северо-восток в Штетине (Польша), реализация National Force Integration Units (NFIU) в Эстонии, Литве, Латвии, Польше, Румынии и Болгарии (так называемые «фронтовые страны») и создание малых национальных центров командования для объединения сил государств, участвующих в той или иной операции НАТО.

Важное заявление в этом отношении сделал недавно избранный президент Польши Анджей Дуда, который обвинил НАТО в использовании Польши в качестве «буферного государства» между территорией альянса и Россией. И хотя подобное заявление звучит агрессивно, оно выражает распространенное мнение о том, что в Центральной и Восточной Европе альянс предпринял не достаточно действий, чтобы отпугнуть Россию, от которой исходит угроза традиционного или гибридного конфликта. Но это мнение разделяют не все члены НАТО: с ним не согласны в основном те, кто в большей степени ощущает все усиливающееся давление с юга и сталкивается с растущим недовольством общественности последствиями иммиграции в Европу. 

Чешская Республика — региональный посредник

В этой связи растет значимость Чешской Республики, которая могла бы помочь альянсу преодолеть противоречия между двумя этими лагерями перед саммитом. Как следует из выше указанного опроса, чехи больше боятся угрозы с юга. При этом ЧР является членом Вышеградской четверки, в которой сейчас председательствует, что позволяет ЧР сыграть интересную и ключевую компенсирующую роль в урегулировании вышеописанных региональных разногласий.

Дискуссия между Польшей, сторонником усиления мер устрашения, и Венгрией, которая противостоит сильному внутреннему давлению в связи с наплывом иммигрантов, повышает важность Чешской Республики как посредника между этими государствами. Чехия может выразить единое мнение Вышеградской четверки до и во время саммита, а также повысить качество самой дискуссии в Варшаве. Таким образом, Чешская Республика сможет укрепить свою региональную позицию и получит мотивацию для обретения равновесия, которое позволит чешским политикам обосновать важность НАТО для безопасности Чешской Республики. Эту возможность чешским политикам не следует упускать.

Загадка юга: вызов не такой, как другие

В настоящее время все более актуальными становятся такие вопросы: что НАТО должна делать на своих южных границах и что может сделать реально; являются ли существующие инструменты для решения кризисов и военные средства действительно эффективными для разрешения этого гибридного кризиса (общественного и в сфере безопасности)? Нежелание действовать связано с несколькими перекрывающимися фактами, в том числе с операцией НАТО в Ливии в 2011 году. Именно ее нерешительное продолжение в значительной мере подготовило почву для будущей нестабильности в стране.

В этих условиях произошло разрастание ИГИЛ, и снизилась способность государства контролировать собственную территорию. Теперь каждый день из страны уезжают переселенцы, которые направляются к европейским берегам. Учитывая все обстоятельства, альянс должен предоставить средства для урегулирования этой ситуации — с акцентом на эффективное военно-гражданское сотрудничество с Европейским Союзом. Это сотрудничество — в интересах обеих сторон. В период, когда глобальная гегемония Соединенных Штатов поколебалась, они могут расширить свои сферы влияния.

НАТО является идеальным инструментом для скоординированного решения проблем безопасности, и как самое сильное средство трансатлантического сотрудничества НАТО может укрепить позицию европейцев в глазах их соседей, взывающих о помощи. Кроме того, ЕС нужно доказать свою способность решать проблемы, которые оказывают влияние на его членов и ставят под вопрос сам смысл европейского проекта. Сочетание социальной проблематики с вопросами безопасности является, по сути, идеальной возможностью продолжить институциональные отношения, которые были выстроены вокруг украинского кризиса.

Способность расставлять приоритеты и отдавать предпочтение краткосрочным целям (как справиться с растущим числом переселенцев в Европу), а не долгосрочным (какие военные решения могут способствовать улучшению условий в Северной Африке и на Ближнем Востоке) является ключевой для будущего НАТО и ЕС. Политическое руководство, стоящее во главе этих институтов, несёт большую ответственность не только за принятие решения, но и за участие своих институтов в реализации этих решений. Нужно объяснить, почему эти институты столь важны.

Не упустить шанс обеспечить собственное будущее

Вызовы в соседних с нами странах дают руководству уникальную возможность объяснить важность обороны, а также оборонного сотрудничества. Сказать, что «в обороне есть смысл», и держать обещание не просто в тот момент, когда европейцы разобщены и по-разному воспринимают угрозы. Особенно в ситуации, когда ЕС и НАТО противостоят давлению России, ИГИЛ и частым угрозам экономического краха. Если НАТО четко обозначит границы, то есть насколько далеко альянс способен зайти при решении кризиса на юге, это станет смелым показательным шагом, который поможет ЕС, европейцам и самому НАТО. Именно четкие ответы должны прийти на смену выжидательной военной тактике, которая уже обнаружила свои ограничения в регионе.

Завершая реализацию Плана действий по обеспечению готовности, который является, несомненно, самым амбициозным проектом на европейской территории со времен окончания холодной войны, альянс должен подготовиться и к корректировке своей стратегии. Необходимо ввести механизмы, которые бы по-своему отвечали на кризисы в прилегающих к НАТО регионах. Определяя свое будущее, НАТО должна получить возможность рассчитывать на реальную поддержку стран-членов, если эти страны хотят продолжать влиять на решение вопросов безопасности внутри и за пределами альянса.

Мартин Михелот

Источник: inosmi.ru

 
Статья прочитана 9 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля