"Мы проигрываем войну с ИГИЛ в Ираке" - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

«Мы проигрываем войну с ИГИЛ в Ираке»

В моей предыдущей статье «Исламское государство» было рассмотрено как глобальная террористическая организация — сложная и постоянно эволюционирующая угроза. Сегодняшняя статья более плотно фокусируется на разворачивающейся войне против ИГИЛ в Ираке. Здесь все гораздо яснее: мы проигрываем.

Все, кто это читает, уже знает большую часть этой истории, но напомню ее вкратце: группировка ИГИЛ воспользовалась некомпетентностью иракского правительства и религиозной рознью в стране после того, как войска США покинули её в 2011 году, использовала некоторые безопасные районы, возникшие в результате сирийской гражданской войны, и в итоге выросла из городского партизанского отряда, состоявшего из небольших ячеек с легко вооруженными людьми в штатской одежде и на обычных автомобилях,  проводивших в основном ночные операции с асимметричной (т. е. террористической) тактикой коротких ударов, — в нечто больше похожее на обычные легкие бронекавалерийские войска.

К концу 2013 года, когда боевики ИГИЛ подготовили крупную операцию против иракских городов Фаллуджа и Тикрит, их тактический стиль изменился. Главной силой стали формирования, состоящие из десятков грузовиков и военно-транспортной техники, которые передвигались компактными соединениями по основным магистралям и второстепенным дорогам. Впереди них и на флангах шли грузовики огневой поддержки с бронебойным вооружением, тяжелыми пулеметами, радиостанциями — плюс несколько пехотинцев, передвигавшихся по местности, разведывавших маршруты, прикрывавших тесные проходы и подыскивавших внеплановые цели или уязвимые места. Если они находили такое, то либо атаковали и сокрушали цель своими силами, либо вызывали к ней основную колонну с помощью радио или мобильного телефона. Команда из двух-трех автотранспортных средств с шестью или восемью бойцами на каждом нападала на цель, координируя огонь для её подавления. Этот классический военный маневр активной разведки — выглядел очень похожим на тактику советского стиля, что неудивительно, учитывая количество баасистских (Партия арабского социалистического возрождения, кратко именуется Баас, правила в Ираке, правит сейчас в Сирии – ред.) офицеров, состоящих сейчас на денежном довольствии ИГИЛ.

Но существовала пара вариантов. Во-первых, колонны ИГИЛ в то время (мы говорим о начале 2014 года) использовали в операциях гораздо более сомкнутый строй, чем принято в западных бронетанковых соединениях, и группировались в относительно большие колонны. Они могли не опасаться иракских военно-воздушные сил или артиллерии: вместо рассредоточения для защиты от этих видов угроз, их формирования оптимально концентрировались для взаимной поддержки против наземного противника. Во-вторых, в отличие от обычных войск (или многих партизанских организаций) они широко использовали террористов-смертников (часто в самодельных броневиках) как примитивное управляемое оружие — во время начала нападений, при расчистке заграждений и препятствий, для создания шокового эффекта. Эти смертники могли быть использованы основными колоннами для обхода опорных пунктов или захвата защищенных позиций.

Помимо основных сил, ИГИЛ поддерживала партизан внутри и вокруг иракских городов, включая содержание сети разведывательных источников, конспиративных квартир, изготовителей бомб, снайперов и террористических ячеек. Эти партизаны сражались бок о бок с главными силами, когда те появлялись в их районе. Но их первоочередной задачей было преследование, запугивание, сбор разведывательной информации и пропаганда (в том числе информационная война и «пропаганда подвига» убийств).

В первой половине 2014 года ИГИЛ использовала эти тактики, чтобы захватить и удержать огромную территорию, используя гибкую, манёвренную оборону для отражения контратак правительственных войск Ирака. Они захватили и стали использовать все большее число иракских бронемашин, включая танки, боевые машины пехоты и самоходные артиллерийские установки. Они также захватили множество средних и тяжелых буксируемых артиллерийских орудий, минометов и другой боевой техники (в основном американского производства), которая была дополнена сирийскими вооружениями, включая тяжелую артиллерию и бронетехнику российского производства. Это позволило им создать большие войсковые соединения, поддерживаемые танками и артиллерией, которые стали чрезвычайно грозным противником. К середине июня они захватили Мосул, угрожали окраинам Багдада и Рамади, завладели Тикритом и большей частью Фаллуджи, а также начали давить на Эрбиль, столицу Иракского Курдистана.

Этот успех, — равносильный наступлению-блицкригу на большей части западного Ирака, — побудил США и их союзников (в том числе Австралию, Канаду и Великобританию) вмешаться в ситуацию в августе-сентябре 2014 года при помощи авиаударов и последующей отправки в Ирак советников, инструкторов и некоторых средств для специальных операций. Первоначальная цель — задержать наступление ИГИЛ — удалась. Курдский фронт стабилизировался, перейдя в позиционную войну на севере и западе от Эрбиля, плотина Мосула была отбита, и иракские силы (сочетание деморализованных регулярных войск и все более и более хорошо вооруженных и напористых, поддерживаемых Ираном, ополченцев) отвоевали землю вокруг Багдада, ослабляя давление на столицу.

В то время — при отступлении ИГИЛ, восстановлении иракской армии, а затем перехвата инициативы в Мосуле при поддержке международных военно-воздушных сил и советников — лидеры США высказывались весьма уверенно. ИГИЛ снова вернулась к партизанскому образу действий: небольшие команды в гражданской одежде сливались с населением и использовали ночные операции и асимметричные атаки. Крупные формирования рассеялись в более мелкие боевые группы, в составе которых было считанное количество транспортных средств и 20-40 бойцов, а их руководители были в подполье.

Впрочем, после нескольких недель всего этого и нескольких перенесенных потерь — лидеры ИГИЛ поняли, что с активностью коалиции в воздухе можно сравнительно легко справиться. Не имея достаточного количества наземных наблюдателей и действуя в рамках весьма ограничительных правил боя, самолеты коалиции могли  определить и поразить очень ограниченное количество целей: в среднем, с сентября 2014 по июнь 2015 года коалиция оказалась способна наносить только 10-14 ударов с воздуха в сутки на территориях как Ирака, так и Сирии. (Для сравнения, во время операции в Ливии количество таких ударов ежедневно в среднем составляло 48; во время вторжения в Афганистан в 2001 году эта цифра была равна приблизительно 110; а в Косовской кампании 1999 года она подходила ближе к 250).

В ответ ИГИЛ разработала гибридный подход, который можно было бы охарактеризовать как применение «обычных тактик с использованием нетрадиционных средств». Новым войсковым соединением стал взвод плюс боевая группа. В его состав входили 30-40 бойцов, пара бронемашин и несколько пикапов, снайперы, команды тяжелого вооружения, артиллерийское орудие или два, а также резервные запасы боеприпасов, топлива и воды в грузовике снабжения.

И снова, — достаточно обычный прием в решении боевой задачи ИГИЛ дополнила большим количеством самодельных взрывных устройств (СВУ) — иногда заложенных в ремни нескольких сотен атакующих смертников в скоординированных группах. С помощью десятка или больше таких боевых групп, рассредоточенных и поддерживающих связь с тем, чтобы собраться вместе у цели, ИГИЛ могла сосредотачивать значительные силы против выбранных целей и избегать слишком больших потерь от авиаударов.

Количество бронированных грузовиков с террористами-смертниками было увеличено, включая тяжело бронированные полуприцепы с более чем тонной взрывчатки и бронированными кабинами для защиты водителей для того, чтобы они могли подъехать как можно ближе к целям. Тяжелая артиллерия была рассредоточена среди боевых групп, кроме того у них появились усовершенствованные системы противовоздушного и противотанкового оружия.

Эту систему организации боевых действий, — слегка измененную в последних боях, — ИГИЛ использует при защите своих последних завоеваний в окрестностях Рамади и против иракских войск у плотины Хадита и НПЗ в Байджи. Жизнестойкость организации и ее успех в этих боях показывает, насколько эффективно она была способна адаптироваться к изменившимся условиям.

Дэвид Килкуллен

Источник: inosmi.ru

 
Статья прочитана 8 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля