"Мы пожинаем плоды своего планирования" - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

«Мы пожинаем плоды своего планирования»

С какими результатами министерство образования подошло к началу нового учебного года, рассказал на встрече, состоявшейся в пресс-центре газеты «Комсомольская правда в Чите», министр образования, науки и молодежной политики Забайкальского края Анатолий Георгиевич Чумилин.

Вот и пролетело короткое забайкальское лето. Уже завтра сотни тысяч школьников сядут за парты.

В министерстве образования завершилась горячая пора: окончены ремонты, оборудованы кабинеты, решены кадровые вопросы… О существующих в регионе проблемах и путях их преодоления корреспондентам сайта «КП-Чита» рассказал Анатолий Чумилин, министр образования, науки и молодежной политики Забайкальского края.

— Анатолий Георгиевич, новый учебный год не за горами, готовы ли школы к встрече учеников?

— К готовности школ мы подходим серьезно. В муниципальных районах и краевом министерстве образования созданы комиссии. Судя по ходу работ на сегодняшний день, можно рассчитывать, что к 1 сентября практически все школы будут работать. Без проблем, конечно, не обходится.

В первую очередь, это перегруз. Только в крае у нас находятся более 600 школ, в ряде из них ребята учатся в две смены, а в некоторых и в три. Основная нагрузка идет на Читу, Агинский, Шилкинский, Могочинский, Борзинский районы. Причин этому много: и миграция населения, и аварийное состояние некоторых объектов, и отсутствие перспективных планов застройки населенных пунктов.

Еще одна проблема – обеспечение соответствия помещений федеральным требованиям. К примеру, по противопожарным нормам каждое учебное заведение должно иметь выход на 01. А теперь представим себе далекое приграничное село Конкино в Красночикойском районе. Даже если 01 получит сигнал, то пока они проедут погранзаставы, пока туда доберутся – от школы уже ничего не останется. Поэтому в сельских школах, где учится 30-50 человек, важнее, чтобы люди смогли оперативно эвакуироваться. А здание, если уж загорело… Главное-то, чтобы люди не гибли. Но и инспекторов понять можно – у них инструкция, невыполнение которой в случае происшествия грозит уголовной статьей. Поэтому все должно быть эффективно и рационально. Подход должен быть субъективный. А наши законы нередко рассчитаны больше на европейскую часть страны, где более сжатые территории, другой уровень развития, это видно и на примере противопожарных норм, и на примере ЕГЭ.

— А в чем сложности с ЕГЭ?

— Согласно федеральным требованиям, аттестация выпускников должна проходить в режиме он-лайн. В следующем году в 90% краевых школ должна быть организована он-лайн трансляция экзамена.

Но это невозможно просто физически. Ведь в некоторых селах у нас для связи только таксофоны, даже мобильной связи нет. Естественно, в таких условиях не приходится говорить о 100% охвате. Конечно, мы стараемся делать все максимально возможное. Здесь необходимо консолидировать усилия всех ведомств, и тех, кто занимается проводкой оптоволоконной связи, и наши. Потребуется дополнительное оснащение кабинетов, установка камер. Мы несколько опережаем наши возможности в стремлении сделать ЕГЭ прозрачным и доступным.

— И все-таки, возвращаясь к вопросу о перегруженности школ, как планируется решать эту проблему?

— Соответствующие работы намечены на 2016 — 2025 годы. И включают в себя, в частности, строительство новых современных зданий. В зависимости от потребностей и перспектив населенного пункта, это будут школы и на 150-500 мест, и большие объекты, способные вместить до 1,5 тысяч учеников, с соответствующей инфраструктурой: удобными и безопасными местами подхода, спортивными площадками, местами для игр и прогулок. Естественно, строительство таких масштабных объектов – дело не одного дня. Требуется отвод земли, разработка проектов и, самое главное, деньги.

— А где будут строиться новые школы?

 Сейчас уже определены 11 первоочередных объекта строительства. Назову лишь ряд из них. Пока планируется три школы в Чите. Также в список включены и школы в Дарасуне, Большой Туре, Кадахте. В Хадакте тоже аварийная ситуация, хотя там и нет опасности того, что школа может мгновенно рухнуть, но, видимо, все же придется строить новое здание быстрее, чем мы планировали изначально. Еще один из важных объектов – поселок Смоленка, который интенсивно заселяется. Поэтому там актуально строительство школы примерно на 1000 мест, предварительно сейчас прорабатывается вопрос отвода земель.

 Строительство новых объектов — единственный способ обеспечить местами всех нуждающихся?

— Нет, конечно же, это лишь одно из направлений целого комплекса мероприятий. К тому же в ряде населенных пунктов строительство новых школ просто бессмысленно. Сейчас в крае наблюдается активная миграция населения. В итоге мы сталкиваемся с тем, что в селах прекрасные большие школы наполнены учениками лишь на половину, а то и того меньше. А мы вынуждены содержать эти здания, что приводит к неэффективной трате денег, которых и без того не хватает. Например, в одном из сел Нерчинского района школа на 300 человек, а реально там учатся — 80. Мы пытаемся завести в такие помещения детские сады, чтобы минимизировать расходы, но это не всегда получается. Закрыть ряд школ можно, но мы понимаем, что закрыв школу — убиваем село. Кроме того, сделать это можно по результатам схода граждан, и далеко не всегда жители готовы принять подобные решения. В связи с этим, повсеместное открытие новых школ – не выход. Сейчас важно оптимизировать работу уже существующих объектов. К каждому населенному пункту, к каждой школе должен быть индивидуальный подход. Рубить с плеча здесь нельзя. Ведь есть неперспективные села и деревеньки, где молодежи практически не осталось, а, значит, через несколько лет школа будет там просто не востребована. В другие же районы, наоборот, жители переезжают очень активно, следовательно, мы должны учитывать потребность таких селений на годы вперед.

 С помещениями ситуация понятна, а как дела обстоят с учителями?

— Грустно. Молодых педагогов, к великому сожалению, у нас всего процентов 17. Дефицит преподавателей — несколько сотен человек, частично он восполняется за счет дополнительной педагогической нагрузки. А теперь представьте ситуацию: человек учился на биолога, а вынужден вести математику. Каково будет качество знаний у учеников? Так что школу можно хоть позолотить, но без квалифицированных кадров толку не будет.

А в неперспективные села молодые педагоги не едут. Раньше были общежития, дома для молодых специалистов. После приватизации, приезжает учитель, а снять для него жилье проблематично, построить – тем более. Даже сельский человек, вернувшийся после учебы, увидевший городскую жизнь, сталкивается с отсутствием социально-бытовых условий, жилья. Да и педагогические коллективы, в погоне за более высокой зарплатой, не всегда с радостью принимают молодых коллег, ведь они отнимают нагрузку. В итоге создаются невыносимые условия: минимальная зарплата, отсутствие жилья, напряженные отношения в коллективе. Не выдержав, молодой педагог уезжает. Качество образования страдает.

 При этом родители считают, что их детей в школе должны не только научить, но и воспитать…

— Воспитание, вообще отдельная тема. У нас, действительно, бытует мнение, что если ребенок ходит в школу, его должны там воспитать. Но не нужно забывать, что этот процесс, прежде всего, должен идти из семьи. Как говорили наши деды, когда ребенок перестал входить поперек лавки, воспитывать уже поздно. Для достижения результатов должна быть совместная и планомерная работа и родителей, и учителей, и общественных организаций, и учреждений дополнительного образования. Доходит до смешного, у меня была жалоба, мама просит наказать виновных, которые привлекли на субботнике ее ребенка мыть доску и протирать подоконники. Простая истина – человек воспитывается трудом. В 12-14 лет из тунеядца, ничего не умеющего делать, сложно будет воспитать что-то стоящее. В итоге, дети надеются, что их прокормят родители, родители – что детей воспитает школа, а в целом растет не совсем здоровое общество. Не все, конечно, но таких фактов не мало.

— И все-таки, какие-то меры для улучшения воспитательной составляющей обучения принимаются или в приоритете только технические вопросы?

— По возможности принимаются. В планах – организовать системную работу продленок. Для младших школьников это очень важно, ведь далеко не во всех семьях есть бабушки и дедушки, с которыми можно оставить ребенка. Многие родители первоклашек в начале учебного года вынуждены брать отпуск. Пока ребенок не привыкнет, его нужно в школу отвести, а через пару часов уже забрать. Да и дома после занятий его одного не оставишь, и уроки нужно делать. Поэтому продленки необходимы, причем такие, в которых сочетались бы и физическая подготовка, и выполнение уроков, и какие-то игровые моменты, и питание. Пусть даже они будут за дополнительную плату, но это и приработок для учебных заведений, и гарантии для родителей, что их ребенок находится под присмотром.

В рамках патриотического воспитания в перспективе ожидается строительство всероссийского военно-патриотического центра, на базе которого будет находиться Президентское Суворовское училище. Не хочу опережать события, но сейчас процентов на 70 этот вопрос решается положительно. Уже примерно определено место расположения. Это будет огромный центр. Поэтому, помимо обучения суворовцев, мы рассчитываем проводить на базе центра «Зарницу», чтобы смоделировать для молодежи полевые условия, показать военную технику, организовать спортивные мероприятия.

 У министерства есть финансовая возможность для возведения такого крупного объекта?

 Нет. Проект будет финансироваться за счет федеральных средств. Его примерная стоимость около 3,5 миллиардов рублей. Такая нагрузка нам не по карману. Вообще вопросы финансирования сейчас стоят очень остро. С одной стороны, мы вынуждены исполнить указы Президента, с другой, не можем изыскать необходимые средства, и приходится забирать их из других источников, других статей. В итоге, решая одни социальные проблемы, мы порождаем другие. Чтобы был нормальный бюджет у министерства необходимо 16 с лишним миллиардов рублей. А у нас определено – 15, выделили 13, а на будущий год и того меньше. При этом для разовой выплаты заработной платы всем преподавателям и воспитателям необходимо 900 миллионов рублей ежемесячно.

Вернемся к вопросу строительства.

Иногда нас упрекают в том, что мы ищем на выкуп готовые здания, но ведь это не от хорошей жизни. Федеральная программа, конечно хороша, но она требует софинансирования. При этом мы не знаем, сколько средств будет выделено на будущий год, но уже к концу этого года должны сформировать бюджет, в который заложить средства софинансирования. В результате нередко приходится решать вопросы в пожарном порядке и оголять другие участки, а это, в первую очередь, отражается на социальных гарантиях граждан.

Приведу простой пример: детские сады. Первый транш приходит в конце апреля — строительный сезон уже начался, пока мы проходим все процедуры – срок уходит. Второй транш – в июле месяце, в итоге чистого строительного времени остается 3-4 месяца. Если я сейчас пройду всю процедуру в августе, смогу ли выполнить федеральную программу и закрыть ее 31 декабря? Именно для этого, мы и ищем подрядчиков, имеющих оборотные средства, способных самостоятельно построить объект, а потом его выкупаем. Другого пути просто нет.

— Детские сады — тема наболевшая, сколько сейчас ребятишек остается неустроенными?

— В Чите 800 детей в настоящее время нуждаются в обеспечении местом в дошкольное учреждение. Здесь проблемы те же, что и со школами. В связи с миграцией и перенаселением некоторых районов, мы имеем достаточное количество мест в детских садах, например, в каком-нибудь поселке и, в то же время, острую нехватку в краевой столице. И эта ситуация в ближайшее время сохранится, мы просто не в состоянии изыскать такие средства, учитывая состояние экономики не только в крае, но и в стране.

Жить надо: по доходу и расход, а наши желания нередко опережают возможности. Например, небольшое село, в котором мы строим детский сад. Не построить не можем, потому что есть люди, которые в нем нуждаются, но мы прекрасно понимаем, что через пять лет этот сад будет стоять почти пустой, потому, что село бесперспективное, молодежь из него уехала. Это просто трата денег впустую. Строить, конечно, надо, но вот нормы не всегда оправданы. Например, в микрорайоне Царском, отличный двухэтажный детский сад, но по современным нормам он может вместить всего 120 человек, в то время как в советские времена это здание вполне могло было бы поместить 240. А желающих в Царском в три раза больше, чем мест.

К тому же, в свое время было роздано множество зданий, тогда решили, что детские сады нам не нужны, а сейчас пожинаем плоды своего бесперспективного планирования. Если бы мы законсервировали эти здания, отдали в аренду на определенный срок, таких проблем бы не было, ведь подкрасить, подремонтировать и заново запустить эти объекты, было бы гораздо проще.

Конечно, стремиться нужно к лучшему, но и оценивать ситуацию — реально, у нас нет избытка средств, поэтому то, что есть должно использоваться эффективно, — подвел итог Анатолий Георгиевич.

 

Анатолий Якимов, Татьяна Чумилина

Источник: chita

 
Статья прочитана 7 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля