Матвей Ганапольский: патриотизм устал - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Матвей Ганапольский: патриотизм устал

Вы заметили, что патриотические крики прекратились?

Конечно, я не имею в виду наши телевизионные госканалы — их посмотришь, так у нас все выше, глубже и «красивше». Но общий тон как-то стух — другого слова не подберешь. Патриотические вопли еще можно обнаружить в Интернете — там за зарплату трудятся соответствующие люди. То, что за зарплату, — это абсолютно точно, ибо только за нее, родимую, причем даже небольшую, можно выкладывать текст, абсолютно в него не вдумываясь. То есть выложено фото какого-то огромного трактора и написано, что в этом году ожидается рекордный урожай пшеницы. И внизу текста — призыв: «Гордись страной!»

Ты, конечно, это читаешь и пытаешься гордиться, но не сильно получается, ибо утром узнал, что производители зерна отказываются продавать его государству: рубль падает, и они не понимают, где дно этого падения. А продать по сегодняшнему курсу, а завтра оказаться с пустыми бумажками — это значит не только обанкротить свое хозяйство, но и обречь страну через год на голод, ибо пустыми бумажками поле не засеешь. То есть эти, кто пишет за зарплату, предлагают гордиться не страной, а их враньем.

И это только один из примеров, как отучают от патриотизма.

По этому поводу есть смешная фраза, что постепенно холодильник побеждает телевизор, и это правда. Раньше борьба государства с «пятой колонной» ограничивалась всякими разговорами, что они, эти оппозиционеры, очень плохие и вообще агенты Запада. И граждан это вполне устраивало, потому что их напрямую не касалось. Это был элемент декора: гуляешь по городу — и вдруг огромный транспарант висит на здании. А на нем — карикатурные портреты всяких шендеровичей и навальных, а пониже — броская надпись: «Вон из России!» Подобное было частью развлечения, какого-то хеппенинга, в котором ты сам и участвуешь; то есть тебе предлагается поверить, что Шендерович, Навальный, Быков и Венедиктов — враги народа. А ты не веришь, знаешь, что «наверху» шутят. Но тебя просят сказать, что эти, на портретах, действительно предатели. Они просто требуют от тебя немножко ненависти, а за это назовут патриотом.

Эта игра идет уже лет десять, и последствия этого вранья оказались разрушительными для страны: понятие «патриотизм» даже не разрушено, а полностью уничтожено. Восстали из пепла пародийные советские строки:

Мы не сеем, не пашем, не строим —

Мы гордимся общественным строем!

Кризис рубля, атаки на сыр, гусят и импортную бутылку с жидкостью для мытья посуды заглянули в дом каждого, так что патриотично уже не закричишь, а крик «Караул!» патриотичным не считается. Конечно, тут бы стоило немного погордиться какими-то прочими нашими успехами — полетами в космос, авиалайнерами и коллайдерами, отечественными авто, поражающими воображение. Но нет этого ничего — есть только призыв гордиться тем, что ты россиянин.

И ложная цель сработала: патриотизм застыл на нуле, а россиянин все же пытается найти приложение для патриотических чувств, ведь гордиться своей страной — это так естественно.

Эти точки приложения ему услужливо продолжало подсовывать телевидение.

Помните, заявили, что Путин — это и есть Россия, а Россия — это и есть Путин. Но Путиным гордились давно, все майки с его портретами скупили, а рубль падал, так что хотелось чего-то еще.

Тогда в супермаркет ринулся фрик Борецкий, выдающий себя за казака. Он был в малиновом пиджаке, как у братков в 1990-х, и разорвал зубами банку с пивом, видимо, предлагая так расправляться с санкционными продуктами. Граждане «пивной путч» Борецкого восприняли негативно, тем более что вчера покупали такое же пиво, но за деньги.

Пивной патриотизм не прошел.

Тогда был предложен патриотизм с элементами доносительства. В городе Владивостоке сосед донес на соседей, что они едят польских гусей и курят голландский табак. Однако граждане и в этот раз отнеслись к делу с прохладцей, посчитав, видимо, что времена Павлика Морозова, донесшего на отца, давно прошли.

Далее государство решило предложить постирочно-кухонную модель патриотизма, запретив продавать самое популярное средство для мытья посуды и импортные стиральные порошки. Тут же на публичную сцену выпорхнула патриот-певица Ваенга, которая заявила, что российские хозяйки смогут без труда обойтись без импортных моющих средств и стиральных порошков. «Это не мы погибнем без Fairy, а тот, кто продает его, погибнет без нас», — заявила певица, видимо, стирающая свои концертные наряды хозяйственным мылом.

Параллельно население просят восхищаться президентом. Не успел Владимир Путин погрузиться в батискафе, как один из патриотичных каналов немедленно предложил считать его русским Александром Македонским.

Однако после всех этих заклинаний гражданин выходит на улицу и становится в обменник, чтобы обменять падающие рубли на какую-то валюту. Далее он заходит в супермаркет и видит новые «взлетевшие» ценники на отечественные продукты. А вечером из того же телевизора ему, как особое достижение власти, сообщают, что отныне вело- и автопробеги будут приравнены к демонстрациям, а если гражданина на улице вдруг арестуют, то его жена и дети будут объявлять его в розыск, ибо у арестованного отнято право на один звонок родным или адвокату.

Я понимаю, что гордиться страной можно, будучи поставленным и в такую позу, но, согласитесь, это трудновато. Как говаривал гениальный Жванецкий: «Воровать нужно из прибылей». Так и гордость: она возникает тогда, когда у тебя что-то есть, а не когда отнимают.

В России — кризис гордости и патриотизма.

Конечно, патриотизм гражданину особо и не нужен: живешь себе, ходишь на работу, раз в год ездишь в Турцию. Но жизнь без гордости за свою страну пресна — гордость сродни изысканной приправе. Патриотизм вроде бы ничего не делает, однако объединяет страну. В России, к сожалению, это чувство нечасто: в сталинские времена патриотизм был густо замешен на репрессиях; потом гордились искренне, победив фашизм. Дальше был патриотизм лживый, когда гордились компартией при пустых полках. Потом короткое время гордились свободной Россией, а теперь гордимся Крымом, который «наш».

Вот и весь патриотизм, если не считать родные березки и поля-луга.

Так чем же предлагает гражданам гордиться наша власть?

Стартовый набор тот же, что и десять лет назад: ненависть к Западу и оппозиции, а сегодня гордимся кризисом, которому не видно конца.

Знаете, что тут особо интересно: а вот чем гордятся наши отцы нации? Своими имениями и детьми на Западе? Тем, что довели страну до такого печального положения?

«У советских собственная гордость: на буржуев смотрим свысока», — написал Маяковский. А теперь российские буржуи от власти предлагают нам гордиться тем, как живут они, поплевывая на то, как живем мы.

И все это предлагается называть патриотизмом.

Не получится!

Матвей Ганапольский

Источник: mk.ru

 
Статья прочитана 5 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля