Корабли Cудного дня - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Корабли Cудного дня

Один из актуальных вопросов в сфере стратегической стабильности в российско-американских отношениях — модернизация сторонами своих морских стратегических ядерных сил (МСЯС), которые включают подводные атомные ракетоносцы (ПЛАРБ) и размещенные на них баллистические ракеты (БРПЛ). И если Россия начала этот процесс довольно давно (российский ВМФ получил уже три лодки проекта 955), то США находятся на стадии разработки нового ракетоносца. В настоящей статье рассматриваются состояние американской программы модернизации МСЯС и проблемы, с которыми она может столкнуться.

Высший приоритет

Морские стратегические ядерные силы, будучи наиболее живучей компонентой стратегической триады, имеют ключевое значение для американских сил ядерного сдерживания. По оценке Исследовательской службы Конгресса США, к 2018 г. в рамках Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) на долю МСЯС будет приходиться примерно по 35% от общего числа носителей и развернутых носителей – 280 из 800 и 240 из 700 соответственно, а также 70% от общего числа боезарядов – 1090 из 1550. При этом в 2010 г. на МСЯС приходилось около 50% от общего числа боезарядов – 1152 из 2152.

Строительство нового поколения ПЛАРБ — высший приоритет для флота при любом сценарии.

На сегодня в состав ВМС США входят 14 ПЛАРБ типа «Ohio». Всего в 1976–1997 гг. было построено 18 подобных лодок, но 4 из них в 2000-е годы были переоборудованы в носители крылатых ракет «Tomahawk». Каждая лодка имеет 24 ракетные шахты для БРПЛ, но к 2018 г. их количество на каждой лодке планируется сократить до 20 за счет деактивации четырех пусковых шахт. Все эти ракетоносцы вооружены наиболее современной американской БРПЛ — Trident II D-5. Восемь ракетоносцев базируются на военно-морской базе «Китсап», штат Вашингтон, на тихоокеанском побережье, другие шесть лодок — на базе «Кингс-Бей», штат Джорджия, на атлантическом побережье.

Изначально предполагалось, что срок службы ПЛАРБ типа «Ohio» не превысит 30 лет, но позднее его увеличили до 42 лет. Из состава флота данный вид подводных лодок планируется вывести в период с 2027 по 2040 гг. (по одной подлодке в год). С учетом большой длительности цикла создания новой подлодки — от старта программы до первого боевого дежурства, перед Вашингтоном остро стоит проблема строительства нового поколения ракетоносцев. При этом, как неоднократно отмечал начальник штаба ВМС США адмирал Дж. Гринерт, строительство нового поколения ПЛАРБ — высший приоритет для флота при любом сценарии.

Американская программа модернизации МСЯС (Ohio Replacement Program — изначально SSBN(X), затем ORP) стартовала в 2008 г. При этом на текущем этапе речь идет лишь о новом ракетоносце, на котором будут размещены ракеты Trident II D-5, создание же новой БРПЛ — вопрос далекого будущего.

На смену 14 существующим ракетоносцам планируется построить 12 новых со сроком службы 42 года. Для выполнения задач по ядерному сдерживанию ВМС считают необходимым иметь в своем составе 10 боеготовых, т.е. не находящихся в ремонте, лодок. Сокращение с 14 до 12 лодок станет возможным благодаря использованию на перспективных подлодках ядерной энергетической установки, не требующей замены топлива. Это позволит снизить продолжительность капитального ремонта в середине срока службы корабля с четырех до двух лет.

По финансовым соображениям ВМС перенесли закупку головного ракетоносца с 2019-го на 2021-й финансовый год. Войти в строй он должен в 2030-м финансовом году, а не в 2029-м, как планировалось ранее. Это приведет к тому, что в 2029–2041 финансовых годах в составе флота будут находиться всего 10–11 ракетоносцев. Флот признал такую цифру допустимой, учитывая, что на этот период не запланировано длительного ремонта какой-либо из ПЛАРБ. Тем не менее в случае возникновения непредвиденных ситуаций (например, аварии) количество боеготовых ПЛАРБ может оказаться ниже требуемого порога в 10 кораблей. Дальше откладывать строительство не представляется возможным.

Сокращение с 14 до 12 лодок станет возможным благодаря использованию на перспективных подлодках ядерной энергетической установки, не требующей замены топлива.

Судя по доступной информации, перспективный ракетоносец, разработкой которого занимается компания «General Dynamics Electric Boat», будет иметь подводное водоизмещение около 21 тыс. т и 16 ракетных шахт для БРПЛ Trident II D-5. Следует отметить, что подлодки типа «Ohio» имеют на 8 ракетных шахт больше, а их водоизмещение на 2 тыс. т меньше. Большее водоизмещение ПЛАРБ объясняется желанием повысить скрытность и малошумность подлодки, в частности, за счет внедрения полного электродвижения. Ракетоносцы будут иметь X-образные кормовые рули, обеспечивающие большую маневренность, и целый ряд систем, схожих с системами многоцелевых подлодок типа «Virginia», включая водометный движитель вместо стандартных гребных винтов, широкоапертурный носовой гидроакустический комплекс LAB и гидроакустическое покрытие корпуса, частично поглощающее излучение активных сонаров противника.

Цена вопроса

Лондон и Вашингтон сотрудничают по целому ряду направлений в рамках модернизации своих МСЯС.

ВМС США оценивают стоимость строительства головного ракетоносца в 12,4 млрд долл. в ценах 2014-го финансового года, включая 4,8 млрд долл. единовременных расходов на проектирование. Средняя стоимость серийных лодок оценивается в 6 млрд долл., и ВМС стремятся сократить ее до установленного в 2010 г. целевого показателя в 5,5 млрд долл. (4,9 млрд долл. в ценах 2010-го финансового года). Таким образом, на реализацию ORP потребуется не менее 72,9 млрд долл., которые предстоит выделить в течение 15 лет. Для сравнения: общий объем средств, предусмотренных на военно-морское строительство десятилетней российской Государственной программой вооружения до 2020 г., составляет около 95 млрд долл. по нынешнему курсу. В связи с этим возникает вопрос: не приведет ли стремление снизить стоимость ПЛАРБ к ухудшению ее показателей, в том числе в плане безопасности эксплуатации?

Огромная стоимость ORP таит в себе значительные риски для флота. Как указывается в опубликованном в 2015 г. ежегодном отчете ВМС Конгрессу по вопросу тридцатилетнего кораблестроительного плана, сооружение ракетоносцев «окажет значительное влияние на другие кораблестроительные программы» (за исключением защищенного законодательно строительства авианосцев). В течение полутора десятилетий на строительство ПЛАРБ ежегодно будет тратиться до половины бюджета на кораблестроение, что не позволит реализовать полностью кораблестроительный план.

В связи с этим ВМС запрашивают у Конгресса на финансирование ORP дополнительные 4 млрд долл. в год в течение 15 лет сверх обычного кораблестроительного бюджета. Руководство флота указывает на то, что строительство ПЛАРБ отвечает решению общей для Министерства обороны задачи ядерного сдерживания, а не сугубо флотских задач.

Не приходится сомневаться в том, что программа модернизации МСЯС в США, как и параллельный процесс в Великобритании, будут реализова.

Во время слушаний в Конгрессе контр-адмирал Р. Брекенридж, начальник управления подводных сил Штаба ВМС, подчеркнул, что в случае предоставления ежегодно лишь 2 млрд долл. дополнительных средств флоту придется отказаться от строительства 16 кораблей, включая 4 многоцелевые подлодки и 4 эсминца. Если в предоставлении дополнительных средств вообще будет отказано, эти цифры удвоятся.

Законодатели в целом идут навстречу ВМС. В 2014 г. Конгресс внес в текст военного бюджета на 2015-й финансовый год положение о создании Национального фонда морских стратегических ядерных сил (National Sea-Based Deterrence Fund, NSBDF), отдельного от бюджета флота. Но это положение пока остается на бумаге, так как никаких средств фонду выделено не было. Средства в фонд должны быть направлены в 2016-м финансовом году. Планируется перевести 1,39 млрд долл. за счет расходов на НИОКР, т.е. ни о каких дополнительных средствах речь, по крайней мере пока, не идет.

Законодатели также предоставляют возможность перенаправить средства в фонд за счет других расходных строк Пентагона (в первоначальном тексте документа это положение распространялось лишь на расходные строки Министерства военно-морских сил США). Таким образом, в настоящее время дополнительные средства на ORP могут найтись лишь за счет сокращения, откладывания или отмены иных расходов в военном бюджете.

Но даже в случае выделения запрашиваемых 60 млрд долл. ВМС могут столкнуться с проблемами. Как следует из отчета Бюджетного управления Конгресса (БУК), оценки стоимости ORP флота излишне оптимистичны. По подсчетам БУК, стоимость реализации программы составит 92 млрд долл., что на 26% выше целевой отметки флота. Отдельно учитываются 10–15 млрд долл., необходимые для НИОКР. Несколько меньшие цифры приводит Счетная палата — 83,4 млрд долл. на саму программу и 11,7 млрд долл. на НИОКР. Стоит ли говорить, что в случае «падения» дамоклова меча секвестра военных расходов финансирование ORP и других кораблестроительных программ станет для ВМС США предельно труднореализуемым.

Британское участие

Говоря об ORP, нельзя не упомянуть о тесном сотрудничестве Вашингтона и Лондона в сфере развития МСЯС, которое началось более полувека назад. В 1958 г. между США и Великобританией было заключено Соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в целях взаимной обороны.

Королевский флот включает 4 ПЛАРБ типа «Vanguard», вооруженные американскими Trident II D5, которые должны быть списаны в конце 2020-х – начале 2030-х годов. В соответствии с подготовленным британским Министерством обороны обзором альтернативных вариантов модернизации СЯС оптимальный вариант – строительство нового поколения ПЛАРБ, вооруженных ракетами «Trident». Планируется построить 4 лодки по программе «Successor», но окончательное решение об их численности должно быть принято в 2016 г..

Британская программа «Successor» несколько опережает американскую ORP: начало строительства головного британского ракетоносца ожидается в 2016 г., а сдача – в 2028 г. Лондон и Вашингтон сотрудничают по целому ряду направлений в рамках модернизации своих МСЯС. Так, США помогают Великобритании в разработке ядерной энергетической установки PWR-3.

Кроме того, британские и американские ракетоносцы будут иметь общий модульный ракетный отсек CMC (16 шахт в американском варианте и 8 — в британском). Лондон финансирует значительную часть разработок по теме CMC.

Высокая стоимость модернизации МСЯС, их узкая специализация и ряд иных соображений постоянно подогревают дискуссию о возможности сокращения ядерного арсенала и целесообразности сохранения за Великобританией статуса ядерной державы. Но пересмотр нынешних планов в угоду сторонникам ядерного разоружения представляется крайне маловероятным.

Не приходится сомневаться в том, что программа модернизации МСЯС в США, как и параллельный процесс в Великобритании, будут реализованы, тем более что, в отличие от России, задача США менее амбициозна и не предполагает разработки в ближайшее время новой БРПЛ. СЯС вообще и МСЯС как ключевая для американцев часть триады остаются неотъемлемым элементом военного планирования Вашингтона.

Вместе с тем уже довольно давно прослеживается определенная усталость военного и, прежде всего, политического руководства вследствие необходимости поддерживать ядерный потенциал. Превосходство США в обычных вооружениях парируется наличием у Китая и России СЯС. Именно желание Вашингтона в полной мере реализовать это превосходство в гипотетическом безъядерном мире, а вовсе не миролюбивые устремления в значительной мере определяют политические инициативы по полному отказу от ядерного оружия, подобные движению «глобального нуля». Но пока полное ядерное разоружение — это не более чем красивый лозунг. А тем временем прагматичные и консервативные американские военные совместно с промышленниками работают над программой, которой предстоит служить основой ядерного потенциала США примерно до конца 2070-х годов.

 

Прохор Тебин

Источник: russiancouncil.ru

 
Статья прочитана 7 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля