"Карфаген" рыночного фундаментализма должен быть разрушен - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

«Карфаген» рыночного фундаментализма должен быть разрушен

Московский экономический форум (МЭФ) уже зарекомендовал себя как авторитетная экспертная площадка, где обсуждаются ключевые вопросы социально-экономического развития страны. Об итогах прошедшего форума, необходимости индустриального развития, нового курса и о том, почему уже нет времени ждать «лучшей конъюнктуры», в интервью Накануне.RU рассказал сопредседатель МЭФ, президент ассоциации «Росагромаш» и «Новое содружество» Константин Бабкин. 

Вопрос: Константин Анатольевич, как Вы оцениваете итоги прошедшего на днях форума? Насколько изменился тренд в обсуждениях?

Константин Бабкин: Это уже третий наш форум. Первый состоялся под лозунгом «Против рыночного фундаментализма!», на втором форуме мы говорили о необходимости «производить в России». Нынешний МЭФ был объединен общей тематикой «Новый курс: Время не ждет!». Если посмотреть, все три лозунга укладываются в одну простую идею: нас не удовлетворяет состояние нашей страны, курс, экономическая политика, доминирование гайдаро-чубайсовского примитивного либерализма. Мы, организаторы и участники, видим огромный потенциал России, который сегодня не реализуется. Вместе с тем, есть набор решений, который может вывести страну на путь устойчивого развития. Он связан с новой индустриализацией, то есть созданием гармоничных условий для развития несырьевого производства. Используя эту модель, можно будет достичь сокращения имущественного неравенства, повысить востребованность образования, улучшить моральную атмосферу в обществе, решить демографическую проблему. Для меня, к сожалению, а, может, и к счастью, не прозвучало каких-то новых откровений. Мы по-прежнему, как один из римских философов, который каждую свою речь сопровождал словами: «Карфаген должен быть разрушен», «долбим» идеи о смене курса в сторону поддержки производства.

В этом году, мне кажется, форум прошел на более высоком организационном уровне, более четко звучали выступления, качественно и количественно повысилась представительность. Известность МЭФ растет, его уже нельзя игнорировать. Это подтверждается и тем, что идеи, которые прозвучали здесь, на следующий день обсуждались в рамках Совета безопасности страны. Значит, мы работаем не зря, и наши предложения будут реализованы, вопрос только в том, когда. Ведь с каждым днем мы теряем огромные ресурсы и возможности. Время действительно не ждет.

Вопрос: По сравнению с прошлым годом были ли какие-то темы, предложения, которые сегодня зазвучали еще острее, чем раньше?

Константин Бабкин: Тема евразийской интеграции зазвучала в более широком формате – в виде отдельной дискуссии. Кроме того, на МЭФ выступили бывший вице-премьер Украины Сергей Арбузов, первый народный губернатор ДНР Павел Губарев. Политические события последнего года вынуждают нас более внимательно смотреть за экономической интеграцией с нашими соседями. Мы вынуждены констатировать тот факт, что Россия отстает, не развивает реальный сектор, ослабляет привлекательность для наших партнеров. Новая индустриализация может ответить и на эти вопросы: с ее помощью можно усилить интеграцию.

Вопрос: Все-таки как избежать того, чтобы Евразийский союз стал «пародией», как пророчат многие эксперты? Пока сложно говорить о полноценном объединении, когда у нас не гармонизирована финансовая система?

Константин Бабкин: Интеграция не нужна, если в России невыгодно производить. В таком случае мы, как и прежде, будем вывозить газ и нефть, и ограничимся этим. Но при снижении налогов, дешевых ресурсах, поддержке экспорта, становится понятно, что необходимо строить надежные кооперационные связи, «домашний», доступный рынок. Сейчас есть прообраз союза, но он не наполняется какими-то конкретными проектами. 

 Вопрос: Сопредседатель МЭФ, академик Руслан Гринберг, открывая форум, отметил, что Россия сейчас живет в режиме «турбулентности мира, который находится в состоянии растерянности». Согласны ли Вы с этим тезисом? Каковы черты этого времени? С какими вызовами приходится сталкиваться?

Константин Бабкин: Я бы не согласился с Русланом Семеновичем. Мир всегда находился в состоянии неопределенности. Были вещи, которые невозможно было просчитать, будь то, например, распад СССР или «новое» присоединение Крыма. Не думаю, что наше время более сложное или трагическое, чем Россия видела раньше. Ясно одно: надо работать, отстаивать свои интересы. У нас есть все шансы и ресурсы для развития и построения справедливого общества.

Вопрос: Вы упоминали в одном из интервью, что значительных колебаний в курсе доллара, скорее всего, не будет, тем самым, «затормозится» и покупательная способность россиян. Некоторые эксперты утверждают, что привлечь инвестиции может только увеличение покупательной способности… Значит ли это, что инвестиции в российскую экономику в ближайшее время затухнут?

Константин Бабкин: Пора признать, что у нас правительство неэффективно. Если страна не может грамотно распоряжаться богатствами, которыми владеет, то народ живет бедно. Такую «коррекцию» мы сейчас и наблюдаем: вывозятся капиталы, поднимаются процентные ставки, повышаются налоги. Это привело к тому, что вкладывать в производство и создавать рабочие места стало невыгодно, а также привело к объективному снижению покупательной способности. Если же кабмин начнет проводить разумную политику, со временем наши покупательные возможности и доходы возрастут. Цена на нефть, погодные условия, санкции слабо влияют на то, что реально происходит в экономике. Если будет разумная политика, все будет хорошо.

Вопрос: Возможна ли в существующих условиях внутреннего управления перестройка финансового сектора и переориентирование его на развитие реального сектора, если, к примеру, ЦБ все-таки работает, как отмечали участники форума, по рекомендациям МВФ, а не в интересах своего народа?

Константин Бабкин: Мне сложно представить, что такой поворот, о котором Вы говорите, произойдет при современном руководстве Центробанка и команде экономического блока правительства, которые прислушиваются к Кудрину, Чубайсу, Грефу. Команда их сформирована в 1990-е годы на распаде Советского Союза, приватизации и распределении государственных благ. Никто из них не работал на производстве, не имеет к нему отношения. Но надо признать: в общественных делах «вес имеют» не отдельные личности, а команды. Даже если один из министров поддержит наши идеи, все его окружение этого не поймет и «выкинет за борт». Мол, «ты говоришь, что мы были не правы, повышая налоги последние 20 лет». Нужно пережить потрясения, пройти через определенные барьеры, тряску, чтобы произошел масштабный идейный поворот, который будет выгоден всем. Решение принимает пока один человек. Президент РФ имеет полномочия отправить в отставку все правительство, допустить новых, действительно эффективных людей к власти, нацеленных на экономическое оздоровление. Это возможно и через неделю. А можно ждать и несколько лет. Надо набраться терпения.

Кстати, ведь мы не предлагаем никакого передела собственности. Мы говорим о том, что общий «доходный пирог» в России можно увеличить, всего лишь применив некоторые другие рецепты. От этого могут получить выгоду и банкиры, и чиновники. При использовании такой оздоровительной политики их власть станет крепче, а авторитет только возрастет.

Вопрос: На площадке МЭФ часто звучат мнения о необходимости создания в стране модернизированного варианта плановой экономики с учетом частного капитала. Можем ли мы в результате таких действий – осуществления планово-рыночной экономики – получить свое «китайское экономическое чудо», где эта модель апробирована и дает успешные результаты?

Константин Бабкин: Многие страны испытали такой экономический бум в последние десятилетия: Германия в 70-е гг. 20 века, Малайзия и Сингапур в 1970-1990 гг. Сейчас Китай демонстрирует большие успехи. Все эти страны получили бурный рост, сочетая разумное планирование, сильную координирующую роль государства и частную инициативу. Люди должны иметь социальные лифты, возможность применить свои силы. Наше правительство отрицает необходимость планирования, оно вызывает у них отторжение. Этим во многом объясняются наши проблемы. Но планово-рыночная экономика – то, что нужно.

Вопрос: Один из экономистов на МЭФ емко сформулировал действующую экономическую модель в России как «казино-капитализм». На что в таком «казино» делаются ставки? Что же может служить реальной альтернативой этому? Помимо этого, сформулировал ли МЭФ свой антикризисный план, альтернативный правительственному?

Константин Бабкин: Казино – место, где люди не производят, не созидают, а рандомно проигрывают или выигрывают деньги. Внешне жизнь бурлит, но ничего не производится. Соглашусь, модель похожа на нашу. Наибольшие доходы получают те, кто ближе к распределению бюджетных средств или к потокам нефти. Но это далеко от реального развития страны. Что касается результирующего документа, мы готовим подборку предложений участников форума. В ходе мероприятия заслушаны более 600 выступлений. Мы постараемся их объединить и представить как общий набор идей, укладывающийся в единый комплекс. Это литературная форма, но она наиболее адекватная. Ее выпуск намечен на 15 апреля. 

Вероника Килина

Источник: nakanune.ru

 
Статья прочитана 3 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля