"Исправительный садизм" - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

«Исправительный садизм»

Комитет «Гражданское содействие» представил сегодня доклад «О положении жителей Чеченской Республики и Республики Ингушетия в учреждениях пенитенциарной системы за период с сентября 2011 года по август 2014 года». На пресс-конференции в Москве правозащитники рассказали, почему именно эти люди подвергаются там особому давлению в тюрьмах.

Война другими средствами

Как рассказала глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, её организация в основном занимается защитой прав мигрантов и беженцев, но начиная с 1992 года, когда из Чечни потянулся поток вынужденных переселенцев, они неизменно уделяли внимание и решению их проблем.

«Немалое число чеченцев, в том числе и те, кто ранее обращались за помощью, оказались за решеткой лишь в силу своего происхождения, особенно в ходе кампании по давлению на чеченцев в 1999-2000 годах, – отметила правозащитник.  

— В то время было много сфабрикованных уголовных дел против них. При этом часто использовались подбросы наркотиков и оружия, это явление и поныне весьма распространено в правоохранительной системе.

Об этой проблеме открыто говорил бывший президент Чечни Али Алханов, который собирался организовать комиссию по пересмотру таких дел. Он отмечал, что многие попали в тюрьму по ложным обвинениям.

“В производстве в судебных органах находится дело «оборотней в погонах», которые во главе с высокопоставленными должностными лицами занимались тем, что подбрасывали законопослушным гражданам оружие, наркотики, боеприпасы и по сфабрикованным делам отправляли их в тюрьму”, — говорил Алу Алханов на встрече с журналистами в Грозном 6 апреля 2005 года.

Об этом говорил и Рамзан Кадыров, нынешний президент Чечни. Однако ничего сделано не было».

Позднее Комитет «Гражданское содействие» продолжал получать сведения о нарушениях в отношении представителей Северного Кавказа в колониях и тюрьмах России.

Даже если среди лишенных свободы были те, кого судили «за дело», это не делает возможным нарушать их элементарные права со стороны представителей системы исполнения наказаний.

По словам Ганнушкиной, к выходцам из Чечни, Ингушетии и Северного Кавказа в целом, а также к людям, исповедующим ислам, в российских пенитенциарных учреждениях существует предубежденное отношение.

Связано это с тем, что немалое число работников УФСИН участвовали в чеченских кампаниях на стороне федеральных сил, и они видят в любом уроженце Чечни и Кавказа, чаще необоснованно, своего «врага на поле сражения». 

«Многие участники военных действий в Чечне стали сотрудниками закрытых учреждений. Это травмированные люди, не прошедшие надлежащей реабилитации, часто не изжившие своего недоброжелательного отношения к бывшим противникам, – обратила внимание Ганнушкина.

— Однако далеко не все осужденные чеченцы воевали на стороне боевиков. Есть те, кто в общем-то был лоялен к России. По крайней мере, до тех пор, пока не столкнулся с произволом и пытками, после чего конечно же лояльность могла и исчезнуть.

Все изложенное побудило нашу организацию разработать и реализовать в период с сентября 2011 года по август 2014 года в партнерстве с организацией “Каритас-Франция” при поддержке Европейской комиссии по гуманитарной помощи проект “Защита фундаментальных прав жителей Чеченской республики и Республики Ингушетия, находящихся под следствием, либо отбывающих наказание в учреждениях пенитенциарной системы РФ”.

В рамках проекта мы провели несколько “круглых столов” и издали в сотрудничестве с Институтом этнологии и антропологии РАН исследование на тему “Положение мусульман в местах принудительного содержания граждан”».

Симбиоз криминала и администрации

Кстати, по утверждению Ганнушкиной, содействие европейских институтов в реализации этого проекта и программы по предотвращению коррупции в миграционной сфере послужило основанием для попытки внести комитет «Гражданское содействие» в реестр «иностранных агентов».

Прокуратура заявила, что правозащитники, осуществляя проекты, преследуют политическую цель: изменить законодательную политику государства в пенитенциарной и миграционной областях.

«В то же время мы никогда не считали, что пытки и издевательства в тюрьмах, коррупция и произвол в миграционной сфере являются целенаправленной политикой российского государства», – подчеркнула Ганнушкина.

По данным правозащитников, в число критических проблем для заключенных чеченцев и ингушей входят: избиение и унижающее отношение со стороны администрации исправительных учреждений; неоказание медицинской помощи; необоснованные дисциплинарные взыскания, которые приводят к переводу на тюремный режим содержания; препятствование для совершения религиозных обязанностей, а также фабрикация новых уголовных дел путем выбивания явок с повинной в отношении тех, кто уже лишен свободы.

В целом, за три года было свыше 700 индивидуальных обращений заключенных с просьбой о помощи.  

Как считают адвокаты, пытающиеся помочь своим подопечным в местах лишения свободы, ни презумпция невиновности, ни право на защиту просто-напросто не известны многим работникам УФСИН и других правоохранительных органов.

 «Угроза изнасилования, перевод в штрафной изолятор или другие помещения камерного типа по надуманным предлогам – с последующим изменением режима содержания на тюремный. Регулярное “общение” оперативников ФСБ с целью принудить к “явке с повинной” в каком-нибудь новом деле. “Красная линия” (склонен к побегу) даже в отношении парализованного заключенного и прочее. Вот неполный список того, с чем приходится сталкиваться осужденным чеченцам и другим выходцам с Северного Кавказа», – рассказал адвокат Валерий Шухардин.

По его словам, «сверху» дана негласная команда перевести значительную часть чеченцев и ингушей на тюремный режим. Наиболее тяжелыми условиями содержания характеризуется тюрьма в Минусинске.

«Там очень жестко следят за утечкой информации. Тем не менее есть сведения о регулярном избиении осужденных.

При этом дело надзора за «секретностью» лежит на «положенцах», то есть на самих же заключенных из воровской среды. В этой тюрьме симбиоз криминала и администрации. И это самое ужасное», – отметил Шухардин.

Рассказ правозащитников и адвокатов о, прямо скажем, садистском режиме, царящем в российских зонах (не во всех; из примерно 700 исправучреждений «пыточными» называют несколько десятков — по одной-две на регион, в зависимости от насыщенности его лагерями), наводит на извечный вопрос: что делать?

Кого и что менять? Как разорвать порочный круг, а вернее, круговую поруку сокрытия преступлений «блюстителей закона».

Правозащитники полагают, что менять надо систему. А реализация этого связана с позицией всего общества, всех нас: общественных организаций, адвокатов, журналистов, а затем и законодателей и чиновников.

Рустам Джалилов

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 2 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля