Исчезнувшая каюта и пропавшие вещи лечтика Сафонова - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Исчезнувшая каюта и пропавшие вещи лечтика Сафонова

Прошло 9 мая — светлый и радостный праздник для нашего народа. В этом году вся страна отмечала 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Все дальше уходят трагические дни 1941-го, когда началась эта страшная борьба. С каждым годом остается все меньше ветеранов, и память об их подвигах должна жить среди всех поколений не только 9 мая.

Награда не дождалась героя

Сегодня исполнилось бы 100 лет со дня рождения Бориса Феоктистовича Сафонова, прославленного советского летчика-истребителя, лучшего мастера воздушного боя, первого дважды героя Советского Союза. К этому высокому званию он был представлен Наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым не посмертно, а при жизни, 27 мая 1942 года — за три дня до своего последнего боевого вылета. Но высокую награду получить не успел.

Последний — 224-й боевой вылет подполковник Сафонов совершил 30 мая 1942 года, прикрывал конвой союзников PQ-16, следовавший в Мурманск.

Об отважном летчике много написано статей и книг, создана песня, его именем назван поселок в Заполярье и полк, которым Борис Сафонов когда-то командовал. Имя героя навечно зачислено в списки второго гвардейского Краснознаменного авиаполка ВВС Северного флота, который, к сожалению, уже расформировали.

А еще большое судно с именем Бориса Сафонова на борту долгое время выходило в Баренцево море из столицы Заполярья, — сообщает «Комсомольская Правда» — Мурманск». К сожалению, его уже «нет в живых» и мало кто помнит о его существовании. Вот о нем я и хочу немного рассказать, чтобы его тоже не забывали, как неотъемлемую часть истории, и продолжение подвига боевого и трудового.

От Красного уголка до Каюты боевой славы

Имя прославленного летчика транспортный рефрижератор получил в далеком 1973 году. Тогда же был назначен капитаном на это судно Владимир Александрович Гаврилов. Судно получило статус учебно–производственного, чтобы на нем могли проходить практику курсанты Мурманского высшего инженерного училища им. Ленинского комсомола, среднего мореходного училища им. И. И. Месяцева и других городов и флотов России.

Тогда же и зародилась у капитана идея создать Каюту боевой славы героя Бориса Сафонова. В судовой столовой был выделен Красный уголок. Первым в нем появился стенд «Его имя носит наше судно». Были изготовлены и закреплены у парадных трапов мемориальные доски. Понемногу капитан начал собирать информацию о герое. Заинтересовал и подключил к поискам моряков экипажа. Тогда Интернета не было, поэтому начинали с вырезок из газет и журналов, по крупицам. Искали книги и другие публикации, запрашивали информацию по музеям страны, собирали воспоминания людей, знавших Бориса Сафонова, налаживались связи с родственниками героя. Завязалась переписка с мамой героя Феклой Терентьевной и братом Евгением Сергеевичем Ступиным, родным братом по матери, боевым летчиком-бомбардировщиком, доблесно воевавшем на Черном море, а в послевоенные годы назначеным на Северный флот, где прослужил многие годы. Неоднократно они приезжали в Мурманск и посещали судно, помогали пополнять экспонаты фотографиями, документами. Евгений Сергеевич принимал активное участие в жизни судна, поддерживал экипаж во всех инициативах, передал написанную им книгу «Крылатый богатырь» с памятной надписью в дар музею.

В 1975 году, когда вся страна готовилась отметить 30–летие Великой Победы, Владимир Александрович задумал установить на судне бюст героя. Узнал, что скульптором Измалковым, встречавшемся в 1941 году с Борисом в Заполярье, был создан его скульптурный портрет. Взяв отпуск, капитан поехал в Москву. Скульптора уже не было в живых, но его вдова Екатерина Никифоровна Ольшанская, узнав цель визита, предоставила возможность воспользоваться работами мужа. Владимир Александрович и Евгений Сергеевич обратился в Министерство культуры СССР, где помогли в непростой ситуации и разрешили сделать с гипсового бюста бронзовую копию в дар экипажу судна «Борис Сафонов». Надо было успеть к юбилею, а работа еще не была включена в план ни одной мастерской, денег не выделялось. Используя собственные собранные средства целый месяц капитан искал мастерскую, металл, убеждал людей и… бюст и горельеф отважного летчика–североморца в назначенный день были на борту судна. Это была великая радость для членов экипажа.


Чтобы в Каюте появился бюст прославленного летчика, капитан Гаврилов потратил свой отпуск на поездку к скульптору и свои деньги.
Фото: Мария ПАШЕНКОВА

Так Красный уголок превратился в Каюту боевой славы, главным экскурсоводом в котором стал капитан. Фекла Терентьевна и Евгений Сергеевич присутствовали на торжественным открытии. Сквозь слезы смотрела мать на бюст сына на фоне панно, на котором судовой художник запечатлел последний бой героя на стенды, витрины и стеллажи с фотодокументами, книгами и брошюрами, рассказывающими о жизни и подвиге Бориса. А когда собралась команда судна, Фекла Терентьевна передала ей на вечное хранение подлинную грамоту Президиума Верховного Совета СССР о награждении Бориса Феоктистовича второй медалью «Золотая Звезда» — самую сокровенную реликвию.

С чего начинается практика

До 80 курсантов из Мурманска, Архангельска, Тобольска, Португалии, Африки, скандинавских стран, Испании, Германии, Кубы и других стран приходило на судно каждый рейс. И в первый же день пребывания на корабле они шли в Каюту боевой и трудовой славы коллектива, слушали рассказ о жизни и подвиге героя, имя которого носит судно. Новые члены экипажа тоже начинали свою службу со знакомства с Каютой, гордо именуя потом себя сафоновцами. Члены экипажа во главе с капитаном часто посещали мурманскую школу 27 им. Бориса Сафонова и школу №7 Оленегорска, дружина корой также гордо носила имя героя, проводили совместные мероприятия ,огромную патриотическую и шефскую работу. Поддерживали связь еще с 9 школами разных городов страны и пионерскими организациями, с однополчанами Бориса, героями Советского Союза А. Н. Боким, П. Д.Климовым, вели поисковую работу, способствующую пополнению музея судна.

Многие из членов экипажа сами принимали участие в сборе материалов о герое и проводили экскурсии гостям судна, как у нас в России, так во время стоянок в портах мира. Гостей на судне всегда было много. Учебно-производственному судну приходилось возить подменные экипажи, агитбригады и артистов, посещающих моряков в районах промысла, приходили ветераны, воины гарнизона, моряки Мурманского рыбного порта, иностранные делегации, пионеры, школьники, студенты. На начало 1990 года в Каюте боевой славы побывало более 20000 человек, в том числе молодой кинорежиссер Геннадий Распопов, дипломной работой которого был документальный фильм о Борисе Сафонове, писатели Петр Сальников, написавший о Борисе Сафонове «Версты ветровые», Борис Романов, боевой фотокорреспондент Евгений Халдей, поэты Вадим Ковда, Виктор Тимофеев и другие.


На легендарном судне и в Каюте побывало немало людей, от простых моряков до почетных гостей и родных Сафонова.
Фото: Мария ПАШЕНКОВА

Каждый год члены экипажа вместе с курсантами «Бориса Сафонов» сами изготавливали венки и в день гибели героя выходили в море на точные координаты 69 градусов 51 минута северной широты, 34 градуса 42 минуты восточной долготы (место, где рухнул самолет), чтобы почтить память летчика–истребителя.

«….Это был не простой венок. В обычный хвойный круг из сосновых веток вплетались Заполярные цветы, веточки вереска и стелющейся березки, кустики камнеломки, гроздья рябины. Все запасалось заранее. Из долины Западная Лица привозились голубые колокольчики, кустики голубики, веточки его любимой березки. И глядя на работу парней, казалось, что они в свой венок вплетают не только цветы, а вкладывают душу свою….Алая лента с памятной надписью « Дважды герою Советского Союза Борису Сафонову от курсантов-практикантов и экипажа УПС Борис Сафонов». Венок ставился к бюсту героя и моряки–курсанты, сменяя друг друга до конца пути, словно у знамени несут почетную вахту…» — так писал в своей книге Сальников. Вместе с моряками неоднократно выходили в море Фекла Терентьевна и Евгений Сергеевич.

Имя героя побуждало моряков судна быть всегда в первых рядах выполнения производственных заданий. В течение трех пятилеток экипаж шел уверенной поступью в авангарде трудовых достижений, неоднократно рапортуя о досрочных выполнениях и перевыполнениях планов и судовых заданий. Экипаж неоднократно выступал инициатором соревнования и выходил победителем. Борис Феоктистович зачислялся в списки экипажа, а причитающаяся ему заработная плата перечислялась в Фонд мира. В свободное от работы время моряки судна участвовали в строительстве памятника Защитникам Заполярья. Весь экипаж неоднократно награждался грамотами администрации флота и базового комитета. О добрых делах экипажа и о его трудовых достижениях часто сообщалось в прессе ,радио и телевидении. Имя на борту судна и память о герое — летчике помогало командному составу и членам экипажа преумножать славу героя ВОВ Бориса Феоктистовича Сафонова, добиваться успехов в производственной деятельности, организации военно – патриотической и интернациональной работы среди экипажа и курсантов мореходных училищ, проходящих практику, среди школьников и учащихся ГПТУ, посещающих судно и переписывающихся с моряками.В 1984 году экипаж УПС Борис Сафонов и его капитан награждены Почетными грамотами общества «Знание» за проводимую на судне военно – патриотическую работу.

Утраченная память

Но шли годы, и пришло время капитану выходить на пенсию. Трудно было расставаться с судном и делом всей жизни. Судно было передано другому капитану, а вместе с ним и эстафета патриотического воспитания и сохранения музея. Владимир Александрович переехал в другой город, прежние связи прервались. Евгений Сергеевич тоже уже не мог приезжать в Мурманск по состоянию здоровья и, как раньше, активно участвовать в жизни судна, следить за его передвижениями.

В 1984 году судно планировалось поставить на капитальный ремонт. Оно практически не использовалось. В 1987 году Е. С. Ступин писал письма в ЦК КПСС и начальнику управления «Севрыбхолодфлот» с просьбой ускорить работы, но ответ был категоричен: из–за больших сложностей в размещении судов на судоремонтные предприятия и отсутствия фондов, ремонта закончат не раньше сентября 1988 года. Были написаны еще несколько писем, но ответы также носили характер отписки. Долгих 10 лет не было возможности у бывшего капитала приехать в Мурманск. Только в феврале 1995 года Владимир Александрович все же смог вернуться в любимый город. Повстречался с родственниками и с нетерпением поспешил в порт, чтобы узнать, как и чем живет теперь его друг, его корабль. Вернулся молчаливым и потрясенным.

К тому времени уже начались изменения в политической истории нашей страны, организовывались новые предприятия и реорганизовывались старые. Управление «Севрыбхолодфлот» прекратило свое существование, на его смену пришло акционерное общество, руководство с новой идеологией и подходом к делу, другими жизненными ценностями.

С огромным потрясением капитан узнал, что судно «Борис Сафонов» продали в Индию, а вместе с ним исчезли и все экспонаты Каюты боевой славы. Возмущенный этим актом вандализма и черствости, он обращался в Совет ветеранов флота, к генеральному директору и его заместителю с просьбой разобраться и сообщить подробности продажи судна. Ему сообщили, что без захода в Мурманск судно было переправлено в Индию, Каютой никто не занимался и сейчас до этого никому нет дела. Капитан, который последнее время работал на судне и перегонял его в другую страну, сообщил, что транспортный рефрижератор перевозил подменные экипажи и из–за нехватки помещений Каюту боевой славы пришлось использовать как кладовку. Куда и когда делись экспонаты, сказать не смог. На запрос в прокуратуру в ноябре 1995 года пришел ответ, что все имущество судна является собственностью АО « Севрыбхолодфлот». В компании же отмахнулись, что никакого имущества за судном не числилось!

Чувство ответственности и долга не давало покоя. Владимир Александрович целый месяц ходил он от кабинета к кабинету, писал запросы, взывал к помощи заинтересованных лиц, пытаясь найти хоть какую–то зацепку и информацию, боролся с равнодушием и бюрократизмом. Но с пенсионером уже не очень–то считались, забыв, что совсем недавно он был уважаемым человеком на флоте. Евгений Сергеевич также принимал в розыске активное участие, писал в ЦК КПСС, прокуратуру, просил завести уголовное дело. Большинство запросов так и остались без ответа. Остались безнаказанными люди, совершившие этот акт вандализма, иначе это и не назвать.

Ценные экспонаты и самая главная святыня – грамота о награждении Бориса Феоктистовича, утрачены, видимо, навсегда. Все это сильно подорвало здоровье Владимира Александровича и Евгения Сергеевича Ступина. Несмотря на его любовь к морю, к Мурманску, он больше ни разу не решился приехать в родной город. Не говорил об этом, но при упоминании Мурманска, флота, глаза этого сильного и честного человека, бороздившего моря и океаны, наполнялись слезами. Он навсегда остался капитаном своего судна, фотография которого и материалы о нем всегда лежали на его столе, как и положено на рабочем столе капитана. До последнего он нес почетную вахту на мостике своего верного спутника – судна «Борис Сафонов», выполнившего высокий долг служения делу, Родине.


Уникальная подлинная грамота Президиума Верховного Совета СССР о награждении Бориса Феоктистовича второй медалью «Золотая Звезда» утеряна, видимо, навсегда.
Фото: Мария ПАШЕНКОВА

Проходят годы, и память поколений ослабевает. Нет уже судна, расформирован полк имени Сафонова, ветшают и сносят дома на улице Сафонова в Мурманске, здание музея авиации поселка Мурмаши переоборудовали в ресторан, а затем снесли и на его месте построили магазин. И все же в памяти людей, в истории должно быть сохранены имена героев нашей страны, музеи и памятники им, и в том числе имя этого памятника на море, живого подтверждения бессмертного подвига героя, морского летчика Бориса Сафонова.

Подготовила Мария Пашенкова по материалам Людмилы Барковой, дочери капитана Гаврилова

Источник: murmansk.kp.ru

 
Статья прочитана 6 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля