Что-то странное происходит с программой вооружения - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Что-то странное происходит с программой вооружения

Завершился МАКС-2015. Определенно в его программе полётов «звездой первой величины» стал новейший истребитель Т-50 (ПАК ФА). Российские ВВС должны были в первой партии заказать 52 машины. Но вот в кулуарах авиасалона циркулировала иная информации: будет намного меньшее число машин, примерно 12-16 штук.Причина сокращения – финансовые трудности.

Ну, и, зачем, спрашивается, нужно было машину пятого поколения строить… От такого тиража – 16 экземпляров – просто дух захватывает.

Понятно, что сама тема текущего статуса, состояния конкретных планов и объёма выпуска новейших видов вооружения и техники носит во многом закрытый характер. Поэтому в открытом доступе имеются фрагментарные, часто неполные сведения. Впрочем, даже и в этой ситуации на поверхность информационного моря иногда «всплывает» информация, которая порождает вопросы из разряда «Что бы это значило?»

Так, на Петербургском морском салоне было объявлено, что в России разрабатывается проект новейшего авианесущего корабля с атомной силовой установкой. Показанный макет позволяет говорить о том, что это полноценный авианосец такого же «калибра», как и крупнейшие авианосцы ВМС США.

С авианосцами «роман» отечественного флота складывался исторически сложно. После войны экономические условия и технические возможности превращения советского ВМФ из «прибрежного» в океанский появились только в середине 1950-х. Но структура флота была такова, что его «ядром» стали подводные силы, удельный вес в которых все больше занимали атомные субмарины. Именно многоцелевые АПЛ играли роль главного противовеса американским авианосным силам. Обзаведению нашего флота авианосцами на каждом историческом этапе мешали свои специфические «трудности момента». С «высоты» 2015 года можно сказать и так: нет худа без добра. И у СССР, и у России никогда не было таких задач, для решения которых позарез нужны авианосцы…

Проектирование, строительство и эксплуатация авианосцев – дело многотрудное. Во-первых, такие огромные корабли можно строить только на специальных верфях, что требует не только опыта, но и колоссальных вложений. Во-вторых, необходимо создать и отдельный род морской авиации – палубную. Это отдельная большая задача. В-третьих, авианосцы нуждаются в обустроенной системе береговой инфраструктуры. Во время нахождения в базе они, как это сделано в США, «запитываются» электричеством, водой, паром именно с берега, не используя на стоянке свою главную энергетическую установку (ГЭУ).

У нас же численный рост флота опережал развитие береговой инфраструктуры. В результате крупные корабли часто стояли «на банке» в море, с работающей ГЭУ, что приводило к быстрой выработке её ресурса. Кроме того, военно-морская теория не раз меняла взгляды на эффективность авианосцев в современной войне. Даже на Западе, ряд морских теоретиков высказывались в том духе, что авианосец – это «слишком много яиц в одной корзине». Такой корабль в походе «тащит» не только авиагруппу из нескольких десятков самолётов, но тысячи тонн авиационных ракет, бомб, 10-12 тысяч тонн авиатоплива. В общем, это весьма «дорогая» цель.

Во всех локальных войнах авианосцы США действовали в «комфортных» условиях, против слабого противника, который, как правило, вообще не располагал более-менее равноценной морской мощью. В советское время обширные авианосные силы американского флота во многом справедливо называли «оружием неоколониального диктата». Сами американцы исходили и продолжают исходить из того, что авианосец, говоря упрощенно – прежде всего «экономическое оружие». С давних времен ВМС США придерживались теории адмирала Мэхена о земной суше как «мировом острове» Суша занимает меньше 30 процентов поверхности земного шара; остальное – океан. Следовательно, тот, кто контролирует море, контролирует и сушу.

В советское время внимание к «авианосной» проблеме постепенно повышалось. Но наших стратегов больше интересовало, какую роль авианосцы смогут играть в случае «большой войны». В 1976-х году вышел теоретический труд адмирала Горшкова «Морская мощь государства». Это едва ли не единственный случай открытого изложения военно-стратегических взглядов. Горшков отметил, что присутствие авианосцев способно чуть ли не вдвое уменьшить прогнозируемые потери от боевого воздействия противника. Из этого следует, что наш флот готовили к крупным морским сражениям, экстраполируя опыт Второй мировой на новые условия. Считалось, что сам рисунок сражений морских соединений в целом сохранится, а изменится только их пространственный размах.

Но вряд ли это было правильным. Да и в конфликтах последних трёх-четырёх десятилетий авианосцы никогда не играли «первую скрипку». Их роль – от Вьетнама до Югославии и Ирака – была, строго говоря, второстепенной, вспомогательной. А может, даже и формальной. Основную работу всё-таки выполняла авиация, которая базировалась на суше.Часто случается, что морская теория отстаёт от передовых идей разработчиков оружия. В СССР в начале 1980-х в принципе решили проблему борьбы с авианосцами противника. Была создана первая в мире космическая система наблюдения за акваторией всего Мирового океана с трансляцией данных со спутников серии «Легенда» на командные пункты и, главное – на новейшие АПЛ проекта 949. Их арсенал составляли 24 тяжёлые ракеты «Гранит» с дальностью стрельбы 550 км. То есть, видя местоположение в океане американской АУГ, они могли, не входя в зону её обороны, выйти на рубеж открытия огня, оставаясь недосягаемыми для противника.

С распадом СССР «Легенда» начала «слепнуть». Ее орбитальная группировка не восполнялась. Хотя, по данным первой половины нулевых, «зрение» к ней начало возвращаться. Сегодня в наш флот поступают новейшие многоцелевые АПЛ «Ясень», которые тоже считаются идеальным средством борьбы с АУГ, тем более, что они имеют более эффективный и современный арсенал. Программа перевооружения предусматривает заказ не менее восьми АПЛ этого типа. Но опять, же в последнее время появляется информация, что это число уменьшат на одну единицу, как минимум.Странно…

Ведь разрабатываемый авианосец, если к его стоимости прибавить средства на строительство кораблей сопровождения, береговой инфраструктуры, самолётов и подготовку лётного состава, обойдется… ну, в общем, никому мало не покажется. Особенно «в условиях финансовых трудностей». Так не лучше ли сделать ставку на более дешёвые АПЛ «Борей», — просто исходя из критерия «стоимость – эффективность»…

Александр Коршунов

Источник: narpolit.ru

 
Статья прочитана 7 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля