Чем придворных артистов так напугал "патриотический инкубатор" - Edinstvo-Smi.ru | Edinstvo-Smi.ru |

Сегодня: г.

Чем придворных артистов так напугал «патриотический инкубатор»

Культурная неделя в России началась бодрящими новостями о том, что на базе «Русской медиагруппы» (РМГ), включающей в себя «Русское радио», «Хит FM», Maximum, DFM, «Радио Монте-Карло» и телеканал Ru.tv, планируется создать патриотический медиахолдинг для воспитания и раскрутки новых «правильных» суперзвезд. Авторы идеи – продюсер ансамбля «Земляне», основатель фонда «Федерация» Владимир Киселев (не родственник Дмитрия Киселева!) и председатель совета директоров РМГ Ольга Плаксина – объяснили необходимость своего начинания тем, «чтобы под рукой были идеологически правильно настроенные кумиры миллионов».

Свои соображения Киселев и Плаксина изложили в письме президенту Путину. Предполагается, в частности, что главным координационным центром холдинга станет ФГУП «Госконцерт», а партнерами – телеканалы «Муз-ТВ» (холдинг ЮТВ), Bridge TV, RuSong и Russian Travel Guide (холдинг Bridge Media).

Эта идея предсказуемо была встречена в творческой среде без особого понимания. Однако сюрпризом стало то, что против радикальной патриотической реформы РМГ (контрольный пакет в которой Киселев сейчас пытается выкупить) выступили артисты, обычно к протестам вовсе не склонные. Николай Расторгуев, Иосиф Кобзон, Стас Михайлов, Григорий Лепс, Игорь Крутой, Иосиф Пригожин, Филипп Киркоров, Яна Рудковская, Зураб Церетели, Виктор Дробыш, Максим Фадеев, Дима Билан, Александра Пахмутова, Стас Пьеха, Тимати, Анна Нетребко, Николай Басков – все это крайне лояльные и, можно даже сказать, придворные исполнители.

Внезапно в этом списке оказался и человек, пение которого в обычной жизни вряд ли услышишь, что, возможно, и к лучшему – Зураб Церетели. Правда, впоследствии выяснилось, что любитель монструозных скульптурных форм не имеет к протесту никакого отношения.

Подлинные же противники задумки Киселева с завидным единодушием сплотились супротив «патриотического инкубатора» и даже написали свое письмо Путину (крайняя мера, как вы понимаете) с просьбой предотвратить «сомнительную сделку» по продаже РМГ. Иначе, дескать, сотрудничество подписавшихся артистов с радиостанциями, входящими в медиагруппу, окажется под угрозой.

Этот выход конъюнктурщиков на баррикады сопровождался плохо скрываемой обидой, немым упреком руководству страны. Зачем вам какой-то инкубатор? Разве мы недостаточно патриотичны? Мы же ведь в Крым с концертами ездили, под санкции попадали. «Мы и так правильно воспитаны, живем в своей стране, поддерживаем своего президента и все, что происходит в нашей стране: и песней, и музыкой, и гастролями», – в этих словах Филиппа Киркорова сквозит интонация ребенка, которого несправедливо наказали за шоколадку, без спросу съеденную младшей сестрой. «А как же я? Малыш, ведь я же лучше… Лучше собаки», – как бы говорит нам с комом в горле коллективный Киркоров. Вот так вот, горбатишься всю жизнь, без продыху открываешь рот под фонограмму везде, где прикажут, включая предвыборные митинги и спорные территории. А тебя потом – на свалку, и вместо тебя патриотический дух народа будет поднимать какой-то бездушный инкубатор. Обидно.

И правда ведь. Трудно вспомнить времена, когда музыкальный ширпотреб в России был настолько заточен под выполнение патриотических задач, как сейчас. Вот группа «Любэ», например (как известно, любимая группа президента Путина), начиналась, как нишевой проект для люберецких гопников (эдакие «моды» из Люберец) с песнями про самые модные брюки в клетку и уличные попойки, а теперь стала одной из национальных духовных скреп.

Вика Цыганова начинала свой творческий путь с песен типа «Мой кокаин всегда имеет спрос. / Анархия по всей стране гуляет», а теперь размещает на личном сайте манифест под заголовком «С нами Бог» и вместе с Иосифом Кобзоном поет гимн непризнанной республики. Да чего далеко ходить – какой-нибудь Григорий Лепс, начинавший как ресторанный шансонье в Сочи времен лихих девяностых, теперь поддерживает своими песнями Путина и Собянина, а также констатирует «я счастливый, как никто» на празднестве по случаю присоединения Крыма.

Тимати раньше пел, что «маменькины дочки и грязные шлюшки будут наказаны», а теперь перевоспитался и поет дифирамбы национальному лидеру: «Русский мужик встал и сказал: / Хватит!!! – И страна ему верит. / Будет непросто, / Но мы соберем осколки Русской империи».

На самом же деле скандал вокруг «инкубатора новых звезд» явно не ограничивается показной обидой тех, кто уже застолбил за собой патриотическую площадку: как же так, ведь мы думали, что «никто лучше нас». Все, что в России связано с эфирами, ротациями, авторскими отчислениями и прочими побочными эффектами творчества, – это прежде всего очень непрозрачный и очень серьезный бизнес. Не зря ведь авторы письма Путину указывают, что потенциальному покупателю РМГ – ФГУП «Госконцерт» – «не хватает денег даже на своевременные небольшие платежи своим контрагентам». Так вот, ключевое слово здесь «платежи».

Судя по всему, авторы письма просто опасаются передела рынка, который может обернуться для них невыгодно. А слова подписантов о том, что продажа РМГ будет иметь «негативные последствия для развития музыкального бизнеса в целом» отнюдь не выражают опасений обычных слушателей, что радио Maximum, например, перестанет крутить группу U2 и заменит ее на «Любэ».

Заслуженные придворные менестрели просто испугались, что с ними вот-вот перестанут считаться и выпустят на хлебную полянку свору прожорливых цыплят из киселевского инкубатора. Потом еще доказывай «и песней, и музыкой, и гастролями», кто патриотичней. А Крым ведь не резиновый.

Алексей Пономарев

Источник: slon.ru

 
Статья прочитана 4 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля